Личности 5/2007

Светлана Божко

«ЕДИНСТВЕННАЯ В ЖИЗНИ ИСТИНА – ЭТО ВЕЧНОСТЬ»

Известие о приезде в Киев на кинофестиваль «Молодость» французского писателя Мориса Дрюона многих застало врасплох – почему-то даже обладатели заветных книг, выменянных или выкупленных на талоны за сдачу макулатуры, искренне считали его современником Дюма-отца. Второе потрясение испытали те, кто встречал 87-летнего писателя в аэропорту Борисполь. С трапа самолета спускался не дряхлый старик, а крепкий, энергичный джентльмен с гордой осанкой. Белый расстегнутый плащ, безупречно сидящая на седой голове шляпа. Первое, что сделал живой классик, ступив на землю, – это достал сигару и закурил. Защелкали фотоаппараты, заработали телекамеры – журналисты стремились не упустить редкие кадры. Волновались они зря: все семь дней Морис Дрюон не расставался с сигарами, не брезговал и предложенными ему сигаретами. Очевидцы рассказывают, что в гостиной его дома в Бордо на диване лежит подушка с вышитой ернической фразой Марка Твена: «Если на небесах не курят сигар, то там мне делать нечего».

Человек, к советам которого прислушивался генерал Шарль де Голль, чье общество высоко ценили королева Елизавета II и принц Эдинбургский Филипп, ради общения с которым Президент России Владимир Путин на полдня оставил государственные дела и увез его в Ново-Огарево знакомить с семьей и домашними питомцами: собаками, лошадьми и козой.

Этот человек оказался на редкость общительным, простым и доступным. Поводом для приезда прославленного романиста в Украину послужила премьера фильма украинского кинорежиссера Елены Фетисовой «Русские корни, или Однажды в Оренбурге», в котором один из четырех сюжетов посвящен русским корням Мориса Дрюона. Пригласил писателя в Киев и принимал в собственном загородном доме другой герой документальной ленты Фетисовой – Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Украине Виктор Степанович Черномырдин.

Отец Дрюона, Лазарь, появился на свет в 1900 году в загородном доме, который Кессели называли «дачей в Азии», так как он находился на левом – азиатском – берегу Урала. Спустя восемь лет семья Самуила Кесселя навсегда покинула Россию и обосновалась в Ницце, а затем перебралась в Париж.

Отец писателя Лазарь Кессель стал актером. Сибер (творческий псевдоним Лазаря Кесселя) покончил с собой в возрасте 21 года. Морису исполнилось тогда два года. Отца заменил ребенку отчим – Рене Дрюон, выходец из видной семьи на севере Франции. Он не жалел на воспитание пасынка ни любви, ни душевных сил, ни денег. В благодарность Морис принял его фамилию. Но, как сам он признался, привязанность к России у него на генетическом уровне.

Быть участником Сопротивления, создать песню, ставшую гимном, работать военным репортером, возглавлять Французскую академию и Министерство культуры самой культурной нации и, наконец, написать более 60 книг! И после всего этого сказать о себе, что сделал мало…

Спустя восемьдесят лет Морис Дрюон увидел свою родину воочию. После поездки он с большим воодушевлением на страницах «Фигаро» рассказал французам о родине своих предков. «В Оренбурге особый воздух. Это воздух, созданный для художников, тонкий, слегка позолоченный и мягко, словно золой, посыпающий бескрайнюю степь. Женщины здесь вяжут большие и исключительно тонкие шали из козьей шерсти, с рисунками, похожими на паутину, и меня удивляет, что наши известные дома моды еще не набросились на них, как прежде было со знаменитыми индийскими платками».

Французы поверили каждому слову писателя. Знакомые дамы интересовались у его жены, далеко ли от Парижа этот загадочный Оренбург, где плетут удивительные шали?

«Мне посчастливилось встретить в своей жизни стольких великих людей! – говорит он. – Генерала де Голля, Черчилля… Если бы я не рассказал о них в своих воспоминаниях, я бы не выполнил свою задачу. Знаете, есть два вида мемуаров: первый – где люди говорят только о себе.

Так писал, например, Жан-Жак Руссо. И второй – где авторы рассказывают о событиях, которые происходили в их жизни, как, например, воспоминания Шатобриана. Я отношу свои мемуары ко вторым: я выступаю в них как свидетель того, что я видел, – я видел очень много; свидетель того, что я знал, – я знал очень много; свидетель того, что я сам сделал, – я сделал очень мало».

Быть участником Сопротивления, создать песню, ставшую гимном, работать военным репортером, возглавлять Французскую академию и Министерство культуры самой культурной нации и, наконец, написать более 60 книг! И после всего этого сказать о себе, что сделал мало…

«Я больше не пишу романов. Они подменяют настоящую жизнь. А я по натуре человек деятельный и активный. Чтобы писать романы, надо отречься от всего, закрыться от внешнего мира. Одно время я так и жил, а потом сказал самому себе: хватит, надо жить, как в романе, быть главным героем своей жизни»…

Федючек Жозефина Александровна
13 Декабря 2008
Абажаю ету сильную.прекрасную и очаровательную женщину! в ней столько загадки,наверное ета черта в части и полонила сердце Наполеона Бонапарта я восхищаюсь етой женщиной и хочу подражеть и быть на неё похожей не только именем но и всем остальным её шармом!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Другие номера издания «Личности»

№ 10/2007
№ 9/2007
№ 8/2007
№ 7/2007
№ 6/2007
№ 4/2006