Личности 5/2007

Светлана Божко

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Он покидал свою Родину, стремясь вычеркнуть из жизни гражданскую войну, выстрелы, разруху, жестокость и смерть. «Времена трудные, а нравы пещерные...» Где-то за колючей проволокой границы сказочный Париж. А он – «гражданин Вселенной», он призван служить великому искусству. И потому – бежать, бежать! От «убожества советской жизни», навстречу мировой славе, любви, признанию и счастью. ...В поезде, идущем на Варшаву, он пять часов мерз на площадке последнего вагона. Остановить его в этом порыве, в отчаянном стремление несмотря ни на что добраться до Франции, могла только смерть. Ему было всего шестнадцать, и звали его Сергей Лифарь. Родина продолжала воевать, она и не заметила побега никому не известного мальчика.

Сергей родился 2 апреля 1905 года в Киеве в семье состоятельного чиновника М.Я. Лифаря. Он пел в церковном хоре Софийского собора, учился играть на скрипке и посещал класс фортепиано в консерватории. Однажды мальчик совершенно случайно заглянул в студию Б. Нижинской, и балет пленил его навсегда. «Я стал танцором, еще не умея танцевать, не зная техники, но я знал, что овладею ею, и никакие препятствия не остановят меня на этой дороге», – писал он в мемуарах.

«Балет равняется полету» – и он взлетел. Сначала, словно птица, перелетел через границу (и не важно, что лететь пришлось в хвосте поезда), потом преодолел все преграды и предубеждения. Если талант от Бога, то начинать никогда не поздно. Сережа Лифарь умер, да здравствует Серж Лифарь! Жизнь закружила его в стремительном танце, Париж раскрыл ему объятия, подарив и славу, и признание, и круг общения, о котором он и мечтать не мог, – Федор Шаляпин, Игорь Стравинский, Сергей Рахманинов, Анна Павлова, Жан Кокто, Шарль де Голль, Жорж Помпиду, Марк Шагал, Пабло Пикассо, Поль Валери, Грета Гарбо, Чарли Чаплин, Марлен Дитрих, Коко Шанель... Выдающиеся люди эпохи. Лифарь стал идолом богемного Парижа. На память о Родине остались только фотография мамы и образок Сергия Радонежского...

Со шведской графиней Лиллан Алефельд-Лаурвиг Серж Лифарь встретился, когда они оба были уже зрелыми людьми. Лиллан стала его женой и «верным другом во всех жизненных перипетиях». «Я всегда воспринимала Сережу как ребенка, потерявшего свою родину», – говорила о нем Лиллан. Наверное, потому, что Серж отчаянно пытался стать полезным своей стране. Он хотел вернуть России сокровища ее культуры. В 1958 году балетная труппа парижской Оперы впервые была приглашена выступить в Москве на сцене Большого театра с 13-ю балетами, 11 из которых сочинил Лифарь. Но в аэропорту Лифарю внезапно отказали в визе на въезд в Советский Союз.

«Я стал танцором, еще не умея танцевать, не зная техники, но я знал, что овладею ею, и никакие препятствия не остановят меня на этой дороге»

Когда-то он без виз и без денег добрался до Парижа; сейчас – со своей мировой славой, деньгами и связями – не смог пересечь границу Советского Союза. Родина его не простила. И не пустила обратно. И когда он понял, что отвержен навсегда, что та, для которой он собирал свои коллекции и готовил подарки, не нуждается в нем, он сломался.

Серж Лифарь умер в 1986 году и в соответствии с завещанием был похоронен на кладбище Сент-Женевьев де Буа. На могильном камне надпись: «Серж Лифарь из Киева».

На Родину он вернулся уже после смерти, когда в Киеве в 1994 году состоялся Первый международный конкурс балета имени Сержа Лифаря. Сегодня этот конкурс стал уже традиционным и проводится раз в два года. В Киев вернулась и его «Золотая туфелька». Эту международную награду в области хореографии Лифарь получил в 1955 году за 25-летнею деятельность во Французской опере. Вдова Сержа Лифаря графиня Лиллан Аллефельд-Лаурвиг специально приехала в Киев, чтобы передать «Золотую туфельку» в Музей исторических ценностей Украины. В 2000 году и состоялось наше знакомство. Графине был уже за девяносто, но все, кто общался с ней, говорили одно и тоже: она удивительная женщина.

Рассказ, который мы услышали, вы не найдете ни в интернете, ни в книгах. Она подарила его нам с той же щедростью, с какой минутой раньше отдала «Золотую туфельку».

– У меня было много друзей среди русских эмигрантов. Одна из подруг пригласила меня на праздник в честь святого Андрея.

Вся площадь у дома, где происходило собрание русских дворян, была занята машинами-такси. Это приехали князья, генералы русской армии – почти все они работали в Париже таксистами. Каждый принес с собой бутылку водки. На поношенных мундирах блестели начищенные ордена и медали. Гости говорили только по-русски. То и дело слышались слова: «Москва, Петербург, Киев, Днепр». Появился внук Александра ІІ – Андрей Романов. Его сопровождала маленькая женщина. «Это Матильда Кшесинская»,– шепнула подруга Лиллан. Праздник был в самом разгаре, когда по залу вдруг пролетел шепот: «Вот он, вот он». Все взгляды устремились на черноволосого мужчину с букетом белых лилий в руках.


– Это очень известный человек, – объяснил князь Феликс Юсупов графине.

– Известный чем? – наивно спросила Лиллан. В Париже она была наездами: больше жила у родителей в Швейцарии. Имя Сержа Лифаря ей ни о чем не говорило. Но взгляд его демонических глаз, казалось, проникал в самую душу.

– Лифарь – самый знаменитый русский во Франции, – прошептал восторженно князь. – Танцовщик от Бога, любимый ученик Дягилева, Икар балетной сцены… В честь Лифаря французский монетный двор отчеканил медаль с его профилем. Сам генерал де Голль вручал ему орден Почетного легиона!

– Нас познакомили, – рассказывала дальше Лиллан. – Черный гольф очень шел к его блестящим, «смоляным» волосам. У него оказался очень красивый голос. Я подумала, что таким, наверное, был Распутин.

Федючек Жозефина Александровна
13 Декабря 2008
Абажаю ету сильную.прекрасную и очаровательную женщину! в ней столько загадки,наверное ета черта в части и полонила сердце Наполеона Бонапарта я восхищаюсь етой женщиной и хочу подражеть и быть на неё похожей не только именем но и всем остальным её шармом!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Другие номера издания «Личности»

№ 10/2007
№ 9/2007
№ 8/2007
№ 7/2007
№ 6/2007
№ 4/2006