Личности 7/2007

Мальвина Воронова

ЕЛЕНА СЕРГЕЕВНА БУЛГАКОВА: КОЛДОВСКОЕ СОЛНЦЕ ЖИЗНИ

«Против меня был целый мир – и я один. Теперь мы вдвоем, и мне ничего не страшно» Так Михаил Афанасьевич Булгаков сказал своей третьей жене, Елене Сергеевне. Эти слова могли бы принадлежать Мастеру. Они, безусловно, были бы о Маргарите и для нее. И этот «неопубликованный» отрывок романа – лучшее свидетельство в споре об истинных прототипах. Образ обворожительной и чувственной Маргариты примеряли не только жены писателя.

Исследователи искали ее черты в случайных знакомых, в тайнах мужской биографии. Этот образ оберегался с едкой ревностью и «раздавался» с неоправданной щедростью. Булгаковеды упорно не хотели (и не хотят) прислушаться к самому Михаилу Афанасьевичу. Он же россыпью случайных биографических свидетельств и штрихами портретных черт в романе вполне определенно сказал, кто его Королева! Возможно, Елена Сергеевна Булгакова не была единогласно удостоена пьедестала Маргариты именно потому, что не нуждалась в нем. Личность Елены Сергеевны глубже и интересней Маргариты, судьба ее трагичнее, чем сюжетная линия романа. Огромная заслуга Елены Сергеевны в том, что она сделала имя Михаила Булгакова известным. Это ей, и никому другому, обязана мировая литература двадцатого столетия появлением самобытного автора. Она вывела из круга безвестности и забвения его уникальную прозу. Елена Сергеевна родилась в Риге. Ее мать, Александра Александровна Горская, была дочерью православного священника, а отец, Сергей Маркович Нюренберг, – крещеным евреем.

Фамильные легенды Нюренбергов не содержат никаких романтических сюжетов об этом не совсем обычном по тем временам союзе. Но, возможно, это был знак судьбы – рождение мистической «ведьмы» у венчанных родителей, чьи предки религией были разобщены? Елена Нюренберг окончила Ломоносовскую гимназию в Риге и больше нигде не училась. Однако полученного образования ей хватило, чтобы делать переводы с французского, отмеченные литературным даром.

Жизнь Елены Сергеевны резко делится на два больших периода. Один погружен в тень безвестности. До встречи с Михаилом Афанасьевичем Елена Сергеевна два раза была замужем, и это все, что известно о первой половине ее жизни. Судьба, притаившись, выжидала своего часа, не балуя значительными событиями. Она была женой и матерью, осознавая, что душе ее чего-то не хватает, чего-то главного. Другой, освещенный ярким солнцем, – период совместной жизни с Михаилом Булгаковым и дальнейший путь к его славе. Встретив на своем пути писателя, она вышла из тени, обретя самое себя. Михаил Афанасьевич и Елена Сергеевна познакомились 28 февраля 1929 года на масленицу у художников Моисеенко. И он, и она были несвободны. Михаил Афанасьевич был женат на Любови Белозерской, Елена Сергеевна – замужем за Евгением Шиловским. У нее было двое сыновей, Женя и Сережа. Из-за них она не решалась разрушить семью и полтора года не виделась с Булгаковым, пообещав мужу прекратить отношения с ним. В это время она виделась только с близкими знакомыми.

Огромная заслуга Елены Сергеевны в том, что она сделала имя Михаила Булгакова известным. Это ей, и никому другому, обязана мировая литература двадцатого столетия появлением самобытного автора. Она вывела из круга безвестности и забвения его уникальную прозу. Судьба, притаившись, выжидала своего часа, не балуя значительными событиями. Она была женой и матерью, осознавая, что душе ее чего-то не хватает, чего-то главного

Но выйдя однажды после долгого перерыва в город, сразу же встретила Булгакова. Тогда они решили, что не могут жить порознь. Младшего сына Сережу Елена Сергеевна забрала с собой, старший, Женя, остался с отцом, но очень любил Михаила Афанасьевича и часто приходил к ним. Решение оставить десятилетнего сына в покидаемом ею доме далось Елене Сергеевне невообразимо трудно. Много лет спустя она вспоминала: «Тот разговор с Женечкой и его смерть (он умер в 35 лет от туберкулеза, – авт.) – эти две вещи самое тяжелое, что было в моей жизни».

Имея в роду несколько поколений священников, ни Михаил Булгаков, ни Елена Сергеевна, между тем, людьми религиозными не были. Елена Сергеевна в шутку говорила, что отдалась бы дьяволу, только бы напечатали «Мастера и Маргариту». Поособенному Елена Сергеевна относилась к обряду погребения, памяти мертвых и снам. Несколько лет спустя после смерти мужа Елена Сергеевна начала записывать «Письма на тот свет» – свои сновидения, в которых она видела покойного Михаила Афанасьевича. Она делала записи на своем календаре – отрывочные высказывания, слова Булгакова, приснившиеся ей. Из известных нам коротких отрывков видна и вера Елены Сергеевны в эти сны, и трогательное отношение к ним. Но более интересен исходящий от них волшебный и мистический дух. Как заметила булгаковед Лидия Яновская, она уходила в свои сны, как на свидания. У Елены Сергеевны была своя религия – любовь. Она преображала ее и наполняла ее индивидуальность многообразием оттенков. В каждый период своей жизни Елена Сергеевна была разной, иной. Лена Нюренберг имела мало общего с Еленой Шиловской, генеральской женой, а Елена Сергеевна Булгакова, жена писателя, обрела вместе с любовью неповторимость и была мало похожа на свои прежние ипостаси. Очагом, костром, у которого грелся Михаил Афанасьевич, была Елена Сергеевна. Для него она создала дом, о котором он так мечтал. Там было красиво и уютно. Она любила угостить вкусным обедом, и даже в самые трудные времена, а они в жизни писателя не были редкостью, на столе был праздник.

Она была женственной, праздничной и авантюрной. Елена Сергеевна была красива. Опущенные уголки глаз придавали ее лицу неповторимое, немного печальное выражение. Она была шикарной, светской женщиной. Именно это в ней очень импонировало Булгакову, который не был чужд внешнему лоску. Однако в ухоженности Елены Сергеевны не было культа собственной внешности. Она просто любила все красивое. Цветы, свечи, портьеры, вещи – это была ее личная эстетика. Создание красоты – это было творчеством Елены Сергеевны, наряду с интенсивной духовной жизнью, которой всегда жила семья Булгаковых. Она умерла на семьдесят шестом году жизни. Незадолго до смерти она была на просмотре фильма «Бег». Началась гроза, которую Булгаков всегда воспринимал как дурной знак. В зале Елене Сергеевне стало плохо. Спустя несколько дней она скончалась. Ее последние слова были данью их общей с мужем любви к жизни: «Неужели ничего нельзя сделать?»

 

антон карандашов
16 Марта 2009
Прекрасный материал! Очень красивый и лиричный!
Бурлаков Вадим
10 Мая 2007
Я вважаю, що професійні вимоги до написання портрету такого роду у цілому дотримані. На це вказує таке: втілення рис політика у формі нарису, подані елементи особистої біографії, цікаво зображені світоглядні позиції, використані коментарі людей з оточення. Проте критики у даному матеріалі майже не було, що не наближує статтю до збалансованості.

Другие номера издания «Личности»

№ 10/2007
№ 9/2007
№ 8/2007
№ 6/2007
№ 5/2007
№ 4/2006