Личности 7/2007

Сергей Махун

ЗАХИРЕДДИН БАБУР: КЛИНОК И ПЕРО «ТИГРА»

Захиреддин («Хранитель Веры») Мухаммад Бабур в мировой истории занимает особое место. Он стал не только очередным завоевателем Индии,  но и главное – основателем империи Великих Моголов, просуществовавшей треть тысячелетия. Были и другие, не менее важные грани его недолгого бытия в этом мире. Бабур – поразительно талантливый писатель, оставивший бессмертную историю своей жизни «Бабур-наме», отличающуюся одновременно лаконичностью и образностью.

Бабур является культовой фигурой в Индии, Пакистане, Афганистане и, конечно же, в странах Средней Азии. Во многом это вызвано тем, что он отличался веротерпимостью – и это в эпоху религиозных войн, раздиравших и Европу, и Азию. Первый Великий Могол всерьез задумывался над созданием синтетической религии (его искания пытался практически воплотить в жизнь уже внук – Великий Акбар), вызывая на ученые споры теологов – суннитов, шиитов, сикхов, индуистов. Родился Захиреддин Бабур 14 февраля 1483 года в Андижане, на востоке Ферганского удела, который принадлежал его отцу Омар Шейху Мирзе. Последний был четвертым сыном Абу-Саида – правнука Тимура (Тамерлана). Тимуриды вели свою официальную родословную от Чингизхана, но на самом деле это всего лишь обычная фальсификация. Впрочем, мать Бабура была таки из монгольского рода Чагатаев – прямых потомков второго сына Чингизхана. В Ферганской долине слово «монгол» произносилось как «могол», и потому мать Бабура получила прозвище «Моголка». Во внешности Захиреддина причудливо переплелись черты его предков – монголов и среднеазиатских народов (широкие скулы, карие и слегка раскосые глаза, белая кожа). Интересно, что Бабур очень не любил одноплеменников матери, не раз предававших его: «Будь монголы племенем ангелов, они не стали бы лучше. Их имя, даже выбитое на золоте, внушает отвращение».

И потому, вряд ли был бы в восторге, узнав как нарекли его детище – империя Великих Моголов. С малых лет Бабур воспитывался в Андижане. Отец, опасавшийся своих алчных родственников, владевших западными уделами улуса Чагатая, сюда перенес свой двор из Ферганы. Мальчик выделялся среди ровесников сноровкой в военных играх, был прирожденным наездником и стрелком. В 11 лет Захиреддин унаследовал трон отца в Фергане. Позже он записал в «Бабур-наме»: «Голубятня упала со скалы вместе с голубями и Омаром-Шейхом, который совершил, таким образом, перелет в мир иной». Шел 1494 год. Соседи – султаны, беки, ханы, в большинстве своем самые ближайшие родственники – начали вытеснять неопытного правителя-подростка из благословенной долины. Борьба с соседними ханами показала всю тщетность попыток Бабура создать на родине единую державу: слишком много было сильных, хищных и изворотливых соперников…

Мальчик выделялся среди ровесников сноровкой в военных играх, был прирожденным наездником и стрелком. В 11 лет Захиреддин унаследовал трон отца в Фергане

Слава и удача пришли к Бабуру лишь через 30 лет, после постоянных мытарств на чужбине и бесплодных попыток закрепиться в Средней Азии. Трижды он овладевал столицей империи Тимура – Самаркандом, «городом, который хранит Аллах». И трижды возвращался ни с чем. «Во имя спасения Андижана я упустил Самарканд и обнаружил, что, потеряв одно, не удержал и другое», – писал Бабур по поводу «первого пришествия» в город своей мечты в 1497 году.

Политик и воин, он всегда думал об усилении власти в Афганистане: женами становились дочки местных правителей и беков. Конечно, любовь была не главное, а молодость и власть влекли к пышным застольям, вину и наркотическим снадобьям. Не раз себе Захиреддин давал зарок бросить пить, но писал: «Сладость вина знает только пьяный. Какая радость от него трезвому?». Естественно, падишах не обижал своих жен и многочисленных отпрысков. В кабульском гареме у него родились 18 детей. Именно здесь он встретил красавицу Махам, которая стала матерью наследника престола Хумаюна, и нежную Дильдар Биким (Повелительница Сердца), родившую сына Хиндала. В походах его сопровождала умная и проницательная Биби Мубарика – дочь вождя неуступчивого племени юсуфзаи. «Афганская царевна», как ее называли в гареме, спасла свой народ, обратившись к Бабуру с просьбой: «В своем подоле я держу судьбу всего племени, так ради меня прости им их прегрешения». «В твоем присутствии я прощаю им все их прегрешения, пусть они и остаются в твоем подоле». Бабур искренне любил Биби Мубарику и очень печалился, что она не могла иметь детей… В своей книге жизни Бабур писал: «Я поставил ногу в стремена решительности, взял в руки поводья упования на Бога и пошел на Султана Ибрахима, сына Султана Бахлула Лоди, афганца».

Зимой 1526 года был захвачен Пенджаб. А в апреле во главе лишь 12 тысяч воинов (из них почти 10 тысяч – кавалеристы), среди которых было немало детей его старых нукеров, Бабур выступил в поход на Дели. Бабур с триумфом овладел Дели, а затем, 11 мая, и древней столицей государства  – Агрой. Мать поверженного противника – Байда сама принесла ключи от города. Смерть забрала этого воистину выдающегося человека 26 декабря 1530 года. Похоронили Захиреддина Бабура неподалеку от Агры. Позднее его останки перевезли в предместье Кабула. Среди цветов Сада Бабура («Баг-и-Бабур») и лежит человек столь причудливой судьбы, как и все восточные владыки – настоящий сатрап. Но есть и «обратная сторона луны», за которой предстает блистательный поэт, писатель, законодатель, музыкант, ученый. Последние строки «Бабур-наме» весьма красноречивы: «Когда завершу книгу, закончится моя жизнь».

 

антон карандашов
16 Марта 2009
Прекрасный материал! Очень красивый и лиричный!
Бурлаков Вадим
10 Мая 2007
Я вважаю, що професійні вимоги до написання портрету такого роду у цілому дотримані. На це вказує таке: втілення рис політика у формі нарису, подані елементи особистої біографії, цікаво зображені світоглядні позиції, використані коментарі людей з оточення. Проте критики у даному матеріалі майже не було, що не наближує статтю до збалансованості.

Другие номера издания «Личности»

№ 10/2007
№ 9/2007
№ 8/2007
№ 6/2007
№ 5/2007
№ 4/2006