Личности 8/2007

Владимир Белов

МАХАТМА ГАНДИ: КРЕСТНЫЙ ПУТЬ ИНДИЙСКОГО СВЯТОГО

Имя этого человека в Индии почитаемо не менее чем имена святых, его авторитет непререкаем, а день рождения ежегодно отмечается как национальный праздник. Для многих индийцев он Бупа (Отец) или Махатма (Великая Душа). Европейцу нелегко понять жителя Востока: его экзотика нас интригует и завораживает, но многие обычаи и традиции кажутся непонятными, а иногда и нелепыми. Попытка же постичь, почему тот или иной человек считается святым или чем вызвана необходимость соблюдения определенных правил, обычно заканчивается принятием авторитета на веру или пожатием плеч: «Восток – дело тонкое». Он родился в гуджаратском княжестве Порбандар и происходил из семьи, принадлежащей к торговому сословию, а точнее, к касте банья. Однако представители по крайней мере трех последних поколений семьи Ганди торговлей уже не занимались, а были главными министрами в различных княжествах. Отец Мохандаса – Карамчанд Ганди – возглавлял правительство княжества Порбандар, некоторое время был главным министром в Раджкоте и в Вапканере. Он не получил никакого образования и в вопросах управления пола. Женат он был четыре раза. От двух первых браков у него были две дочери, третья жена детей не оставила, а четвертая, Путлибай, родила ему дочь и трех сыновей. Мохандас был самым младшим. О своей матери Мохандас Ганди сохранил воспоминания как о глубоко религиозной женщине. Она налагала на себя строжайшие обеты и неукоснительно их исполняла, зачастую невзирая на болезнь. Отмечал он здравомыслие матери и умение разбираться в государственных делах, а также очень высокое мнение придворных дам о ее уме. Когда семья переехала из Порбандара в Раджкот, Мохандасу было около семи лет. Там он окончил начальную школу, в двенадцать поступил в среднюю, а в тринадцать его женили. Столь ранние браки в Индии – отнюдь не редкость. А обручение, то есть взаимное обязательство родителей в будущем соединить детей в браке, происходит еще в более раннем возрасте, и часто детям об этом вообще ничего не известно. Мохандас был обручен несколько раз, не зная даже, когда и с кем, – три ранее выбранные ему невесты умерли одна за другой. Когда Мохандасу шел шестнадцатый год, его жена ждала ребенка, а отец был прикован к постели. Сын делил свое сердце между обожаемой женой и любимым отцом, а свое время – между школой и уходом за умирающим, каждую ночь массируя ему ноги и уходя лишь когда отец отсылал его или засыпал. Он тяжело переживал смерть отца, точнее даже не сам ее факт, а то, что он ушел к жене за несколько минут до его смерти. «Если бы животная страсть не ослепила меня, не пришлось бы мучиться раскаянием он умер бы у меня на руках».

Ганди принял обет воздержания в 1906 году. До последнего момента он не делился своими намерениями с женой и посоветовался с нею только тогда, когда принимал обет

Достигнуть положения, подобного тому, что занимал отец Мохандаса Ганди, стало невозможно без дальнейшего образования. Наиболее перспективным представлялось получение образования в Англии, но с точки зрения традиций уже сама поездка туда представлялась антирелигиозным поступком, кроме того, считалось, что люди в Англии не могут жить, не употребляя мяса и спиртных напитков. Поэтому с юноши торжественно взяли три обета: не прикасаться к мясу, вину и женщинам, после чего семья дала свое разрешение. Чтобы оплатить поездку в Англию и обучение, Мохандасу пришлось продать драгоценности жены и воспользоваться финансовой помощью старшего брата. Ганди принял обет воздержания в 1906 году. До последнего момента он не делился своими намерениями с женой и посоветовался с нею только тогда, когда принимал обет. Она не возражала. Уже несколько лет Ганди удавалось время от времени проводить в жизнь воздержание, но только после принятия обета он ощутил ранее не испытанное им чувство свободы и наслаждения. Возвратившись в январе 1915 года в Индию, Ганди основал ашрам (духовный приют), посвященный поискам Истины, и в то же время сблизился с партией Индийский национальный конгресс (ИНК). Он стал духовным лидером и учителем индийского народа, одним из руководителей национальноосвободительного движения Индии. «Ненасилие требует большого мужества, – писал он. – Трусость совершенно несовместима с ненасилием. Я хочу, чтобы и индусы, и мусульмане воспитывали в себе мужество и были готовы умереть, не убивая». Рассказывают, что уже на закате лет Ганди спросили, считает ли он себя по-прежнему индуистом. Махатма ответил: «Да. И еще я христианин, мусульманин, буддист и иудей». Но оказалось, что не все индуисты отличаются его широтой взглядов. 30 января 1948 года Ганди был убит членом экстремистской индуистский организации. Умирая, Махатма успел радостно – это подчеркнули все свидетели – произнести: «Рам! Рам!»  (Боже! Боже!). А нам по-прежнему трудно понять, чем именно Махатма Ганди завоевал уважение и популярность по всему миру и почему день его рождения ежегодно отмечается всей Индией как государственный праздник. По-видимому, так же трудно, как вразумительно объяснить, почему целым светом почитается человек, подвергнувшийся за свою мирную проповедь позорной казни на кресте и молившийся перед смертью за своих убийц.

 

Безуевский Валерий Борисович
23 Октября 2008
Прочитайте, пожалуйста, статью: http://www.journalist-pro.com/2008/10/21/makhatma_gandi__fashist.html и помогите убрать из Сети клевету на этого Великого Человека.

Другие номера издания «Личности»

№ 10/2007
№ 9/2007
№ 7/2007
№ 6/2007
№ 5/2007
№ 4/2006