Личности 8/2007

Валентина Устинова

ИНДИРА ГАНДИ: ПОД ЗНАКОМ НЕЖНОСТИ И СИЛЫ

Когда 19 января 1966 года секретарь исполнительного комитета парламента Индии вышел к журналистам, чтобы объявить результаты голосования по избранию премьер-министра, кто-то из собравшихся выкрикнул: «Мальчик или девочка?» «Девочка!» – ответил секретарь. Почти за полвека до этого дня Мотилал Неру так же объявил о рождении своей внучки. И, гася разочарование домашних, сразу добавил: «Это дочь моего сына Джавахарлала, и она будет лучше тысячи сыновей!»

Индире всю жизнь придется это доказывать. И всю жизнь ей придется разрываться между двумя системами ценностей – восточной и западной, между тысячелетними традициями и необходимостью преобразований, между чисто женским отвращением к насилию и применением жестких методов, между жаждой семейного счастья и сознанием, что ее жизнь ей не принадлежит. Индира появилась на свет 19 ноября 1917 года, и все предвещало ей счастливое будущее. Астрологи пророчили незаурядную судьбу, так как родилась она под двойным знаком «нежности» и «жизненной силы» и при соблюдении всех индуистских канонов. Для роженицы было выбрано особое помещение с северной стороны, приносящей счастье. И даже день был благоприятным, так как солнце находилось в счастливом знаке зодиака. Имя Индира она получила в память о прабабке – красивой, умной и жизнестойкой. Новорожденной должны были передаться эти качества. Уменьшительное имя, созвучное древнему названию Индии – Инду (страна Луны), особенно понравилось отцу. В Индии также обязательно дают второе имя. Для Индиры выбрали «Приадаршини», что означает «дорогая взору». Первые годы Инду были самыми счастливыми, но детская беззаботность закончилась слишком быстро.


«Моя общественная жизнь началась в трехлетнем возрасте, – вспоминала Индира. – Моя память не сохранила детских игр или просто общения с детьми. Моим любимым занятием было произносить громовые речи перед слугами». И это отвечало атмосфере, царящей в доме. Семья Неру тоже отказалась от дорогих ковров и картин, мебели, серебра и фарфора. А в один из дней и стар и млад снесли во двор свою лучшую одежду, обувь, различные украшения, ткани, купленные в Европе, – и все предали огню. Индира наблюдала за происходящим с интересом. Ведь ей было всего 4 года. Ей пришлось сжечь свою любимую куклу. К вечеру она слегла в жару. Это потрясение прошло черной полосой, отделившей детство от взрослой жизни. До этого Индира больше всего боялась темноты, но с тех пор и до конца жизни не могла спокойно смотреть на огонь.

«Моя общественная жизнь началась в трехлетнем возрасте, – вспоминала Индира. – Моя память не сохранила детских игр или просто общения с детьми. Моим любимым занятием было произносить громовые речи перед слугами»

Отрочество и юность – самый ответственный период в жизни человека. Для Индиры он оказался, пожалуй, самым трудным и был наполнен болезнью матери, посещениями тюрем, судебными процессами родных, акциями неповиновения. Случалось, одновременно в тюрьме находились и дед, и отец, и сестры отца, а мать перевозили из одной больницы в другую. Инду оставалась практически одна с больной бабушкой. Приходилось принимать решения и действовать самостоятельно. Девочка оказалась свидетельницей почти ежедневных полицейских обысков и описи имущества, оскорблений и арестов близких людей. Ответной реакцией стало желание действовать. Инду постоянно что-то организовывала. Смерть Камалы стала для Индиры серьезным потрясением, она тяжело заболела. Оправившись от болезни, в 1937 году поступила в Сомервильский колледж Оксфордского университета, где изучала управление, историю и антропологию. Здесь же встретила знакомого ей с детства Фероза Ганди. Лишь после окончания университета молодые решили пожениться. Их решение противоречило всем религиозным канонам, брак иноверцев – брахманки и парса – в Индии был невозможен. Кастовый индуизм считает межкастовые браки проклятыми, и проклятье должно свершиться при жизни проклятого поколения. Как соратники, так и соперники Джавахарлала Неру не разделяли и осуждали такое нарушение традиций. В 1944 году у нее появился первенец – сын Раджив, а через два года – Санджай. Выросшая практически в отсутствие родителей, Инду наслаждалась чувством материнства. Фероз умер в 48 лет от инфаркта. После смерти мужа в душе Индиры как будто что-то надломилось. Она остро ощутила нехватку его дружеского общения, поняла, как много общего было у них во взглядах на жизнь. Через два года в 1964 году умер отец и Индира «пошла во власть». В 48 лет она стала самым молодым премьером Республики Индия, занимавшей седьмое место в мире по территории и одно их последних по экономическим показателям на душу населения. Ей приходилось работать по 18 часов, чтобы доказать, что она не только дочь Неру, но и личность сама по себе. Время правления Индиры стало для Индии целой эпохой. Индира сделала для своей страны больше, чем кто-либо из ее предшественников и последователей.

 

Безуевский Валерий Борисович
23 Октября 2008
Прочитайте, пожалуйста, статью: http://www.journalist-pro.com/2008/10/21/makhatma_gandi__fashist.html и помогите убрать из Сети клевету на этого Великого Человека.

Другие номера издания «Личности»

№ 10/2007
№ 9/2007
№ 7/2007
№ 6/2007
№ 5/2007
№ 4/2006