Личности 9/2007

Пассер де Монтанус

АДОЛЬФ ГИТЛЕР: НИЧЕГО ЛИЧНОГО

Часть 1.

 

Понять мотивацию человека, который обрек на гибель десятки миллионов людей, вряд ли возможно и наверняка безнравственно. Такое понимание предполагает сравнение с другими людьми, а, как писал древнегреческий умник Протагор, «Человек – мера всех вещей». Поэтому откажемся от логики человеческого понимания – примем как данность необъяснимую природу Зла. Тысячелетия человечество внушает себе: «не убий», «жизнь человеческая священна», и – убивает… Правда, неясно, относится ли эта заповедь к индивидууму или ко всему обществу? В одном случае понятно все: один человек не может убить другого. Это – преступление, за ним следует наказание. Порой тоже смертельное.

Когда же общество выносит смертный приговор, это и справедливо, и логично, и, может быть, даже необходимо – с точки зрения общества, – и о Божьей заповеди не вспоминают. А возможно ли, один человек убивает народ, нацию, часть человечества? Возможно, но такая возможность пренебречь заветом Божьим дана далеко не всем. Ребенок, который родился 20 апреля 1889 в Браунауам-Инн на границе Австро-Венгрии у Алоиса Гитлера и его третьей жены Клары, благодаря исключительному стечению обстоятельств оказался способным убить значительную часть человечества. Мальчика назвали Адольф, не подозревая, что это имя станет, в одном ряду с Каином и Иудой, именем Зла. Справедливо полагать, что Адольф Гитлер полностью отвечал чаяниям своего времени. Столь же обоснованно можно утверждать, что обществу было присуще некое качество, к которому Гитлер, как к бочке с порохом, поднес зажженный им фитиль. Скрывается ли за этим взаимным притяжением факторов какой-либо общий принцип или этим принципом является само такое притяжение? Вообще-то, хотя бы раз в жизни каждый из нас хочет понять, как возникает в человеке Добро и Зло, является ли это свойство подарком природы или порождено обстоятельствами и волей индивидуума. Разбирая рукописи, мемуары или косточки, мы часто не можем понять, как из довольно обычных слагаемых появляется что-то невероятное, здравым смыслом отвергаемое. Адольф учился в различных школах с переменным успехом. Единственный учитель, которым он, уже в юности, восхищался, – преподаватель истории Леопольд Петч, апологет идей германского национализма. Он дал Гитлеру первые уроки презрения и ненависти во имя «величия» и «исторической миссии» немецкого народа.

После того, как в 16 лет он бросил школу, Адольф в течение двух лет практически ничем не занимался – слонялся по улицам или проводил время в библиотеке, читая книги по германской истории и мифологии. Еще в детстве в нем проявилась склонность к рисованию, и он мечтал о том, как станет художником. В сентябре 1907 Адольф отправился в Вену, чтобы поступить в Венскую академию художеств. Но – провалился на вступительных экзаменах. Для восемнадцатилетнего юноши этот сильнейший удар по самолюбию все изменил в жизни. И можно с ним согласиться, считая «этих тупых профессоров» отчасти виновными в том, к чему это в дальнейшем привело. Конечно, лучше бы он стал художником! Когда умерла мать Адольфа, он оказался в глубоком душевном и финансовом кризисе. Позднее об этом времени он писал: «Пять лет нищеты и скорби в Вене, – пять лет, в течение которых я зарабатывал на жизнь сначала как подмастерье, а потом как неизвестный художник. Голод был моим спутником. Он не покидал меня ни на мгновение».

Эйфелева башня вознеслась над Парижем в 1889 году и стала одним из символов технического прогресса ХХ века. В том же году в маленьком городишке на реке Инн, отделяющей Австрию от Баварии, родился Адольф Гитлер, тоже со временем ставший одним из символов ХХ века, но символов зловещих

В эту драматическую историю и пронзительную фразу хочется поверить. Однако в части нищеты и скорби она является скорее мифом. После смерти матери Гитлер был достаточно обеспечен. Скорее его характеру необходимо было обрести некое качество, которое помогло бы перейти в другую жизнь. Испытания привносят в человеческие характеры стойкость, изобретательность, смелость… Гитлер же научился ненавидеть. Именно в Вене в нем вызрел демон национализма, питающийся только кровью. Начало века уже подготовило почву для шовинизма и экстремизма. Миллионы пролетариев нуждались в новой спасительной идее. И такая идея десятки лет «призраком коммунизма» будоражила всю Европу.


Гитлер сразу отверг теорию, созданную евреем и замешанную на равенстве и космополитизме. Намного ближе ему оказались идеи лидера христианско-социальной партии Карла Люггера. Следуя им, молодой Адольф начал ненавидеть евреев как «крыс, паразитов и кровососов». Но самое сильное влияние на Гитлера оказали идеи философов Фридриха Ницше и Артура Шопенгауэра, доминировавших в творческой атмосфере Германии. Юноше необычайно импонировало сочетание эгоизма, цинизма и романтизма. Внутри накапливалась и жгла уже не просто ненависть, а идеология ненависти, которой был необходим слушатель. И такой слушатель вскоре был найден – благо в пивнушках и кафе Вены часами просиживало немало скучающей публики, охочей до экзальтированных политических речей. В начале Первой мировой войны Гитлер обратился к королю Людвигу II с просьбой разрешить ему служить в баварском полку. Сначала он служил санитаром, затем почти всю войну выполнял обязанности связного, доставляя донесения и приказы из штаба полка на передовую. За 4 недели до окончания войны Гитлер попал под обстрел газовыми снарядами, потерял зрение и три тяжелейших месяца провел в лазарете. Когда в госпиталь пришло известие, что война проиграна, он был настолько потрясен, что на некоторое время ослеп снова. «Я так не плакал с тех пор, когда стоял у могилы матери. Во мне росла ненависть – ненависть к виновникам этого подлого, трусливого преступления. И несмотря ни на что, я решил посвятить себя политической деятельности». Ненависть к человеку родилась вместе с его появлением, и, как заметил А.Шопенгауэр: «Человек – единственное животное, которое причиняет другим боль, не имея при этом никакой другой цели». Однако если один человек ненавидит другого человека – ничего интересного, бытовая вещь, иногда сюжет для романа.

Если человек ненавидит все человечество – это болезнь и личная трагедия. Но если человек ненавидит определенную часть человечества – это может стать трагедией для многих. Потому что он следует некому принципу, по которому делит людей. Он разделит людей на «мою нацию» и «чужую нацию», на «черных» и «белых», на «чистых» и «нечистых», на «достойных» и «недостойных» и т.д. Хотя, конечно, разделять людей – в природе каждого человека. Более того – это божественный соблазн, искушение, которому мы отдаемся регулярно и с наслаждением. Но здесь все личное, и с ежедневной переменой в себе уже завтра мы оценим и разделим все по иному. Увы, в ненависти Гитлера, которая разделила весь мир, не было ничего личного…

Продолжение следует 
Перевел с французского и подготовил к печати П.С. Арабасов 
В оформлении статьи использованы акварели Адольфа Гитлера

 

Иноземцев Николай
6 Мая 2010
Интересно написано, анализ рождения такой личности, такого феноменального человека из мелкого и ненужного обществу червяка. Поучительно, может рядом с нами снова рождается дьявол?

Другие номера издания «Личности»

№ 10/2007
№ 8/2007
№ 7/2007
№ 6/2007
№ 5/2007
№ 4/2006