Личности 10/2007

Виктор Лановенко

АЛЕКСАНДР ГЕРЦЕН: ЦЕЛЬ ЖИЗНИ – ЖИЗНЬ

Чтобы написать великую книгу о себе, надо прожить яркую жизнь. Жизнь Александра Герцена была именно такой по всем параметрам – по высоте устремлений, по географии и насыщенности событиями, по вкладу в развитие общественной мысли, а книга о ней оказалась настолько значительной в историческом и общечеловеческом смысле, что превратилась в настоящий памятник эпохи. Она стала «отражением истории в человеке, случайно попавшемся на ее дороге»

В детстве Александру Герцену прочат судьбу, типичную для человека его круга. Товарищ отца, оренбургский генерал-губернатор П.К. Эссен, обращаясь к Ивану Алексеевичу, говорит: «Что тебе, братец, за охота делать из него писаря. Поручи мне это дело, я его запишу в Уральские казаки, в офицеры его выведем… и пойдет, как мы все». Даже старая нянька Вера Артамоновна не сомневается в его будущем: «Дайте срок, – уверяет она своего воспитанника, – вырастете, такой же барин будете, как другие…» Предсказания не сбылись. Судьба Александра Герцена с юных лет ложится в другую колею. После изгнания французов семья возвращается в Москву. Маленького Сашу все балуют. Иван Алексеевич заботится о нем с преувеличенным тщанием. Отец живет затворником, поэтому в доме царит страшная скука. У отца собрана великолепная французская библиотека. Первые книги с картинками давно отложены в сторону, и «взрослое» чтение становится для Саши радостной потребностью. Знакомство с Ником Огаревым – счастливый подарок судьбы. Ник на полтора года младше Александра, кроток, задумчив, молчалив. Энергичный Александр боится тормошить его. Дружба завязывается прочно, на всю жизнь. Любимым местом для прогулок становятся Воробьевы горы. Однажды они взбегают наверх. «Постояли мы, постояли, опершись друг на друга, – вспоминает Герцен, – и, вдруг обнявшись, присягнули, в виду всей Москвы, пожертвовать нашей жизнью на избранную нами борьбу». Университет спасает от домашнего заточения. Теперь он спешит наверстать упущенное и насладиться новыми ощущениями. Наконец-то его окружают друзья. Наука не отвлекает от жизни. Они смело говорят обо всем, не опасаясь доноса, предательства, которых действительно не было ни одного. Университет окончен. По настоянию отца Александр начинает службу в Кремлевской экспедиции. Служба не обременяет его, но он всерьез начинает задумывается о литературной деятельности.

Он становится чиновником и через восемь месяцев получает чин коллежского асессора, который может дать Герцену личное дворянство. К службе относится спустя рукава, зато много времени уделяет литературным опытам. Вскоре в журнале «Отечественные записки» появляется его первая повесть – «Записки одного молодого человека»

Встречи друзей совсем не похожи на тайные сходки революционеров. Случаются и шумные попойки, когда в озорстве хватают через край. Но нет пошлых интриг, нет содержанок. Герцен вспоминает: «Не было ни одной безнравственной истории, от чего человек должен краснеть… Шалости и разгул не становились целью. Цель была вера в призвание». Между тем Николай I, опасаясь зарождения духа декабризма, наводнил страну шпионами и провокаторами. Перехватываются письма, поощряется доносительство.

Летом 1834 года в кружок Герцена проникает «подсадная утка». 9 июля арестовывают Огарева. 21 июля – Герцена. Прямых доказательств их вины нет, но Герцена и Огарева за «расположение ума к противным порядку мероприятиям» приговаривают к ссылке по службе. Перед убытием в ссылку Герцену разрешают проститься с кузиной, Наташей Захарьиной, которая через три года станет его женой, а позже разобьет ему сердце. Сироту Наташу Захарьину воспитывает княгиня Марья Алексеевна Хованская, родная сестра отца Герцена. Наташа одарена от природы, много читает, пишет стихи. Для княгини она – живая игрушка. «Воспитанье началось с того, что меня убедили в стыде моего рожденья, моего существованья, вследствие этого – отчужденье от всех людей, недоверчивость к их ласкам, углубленье в самое себя...» 9 мая они венчаются. Потом он скажет с горечью: «Хронического счастья так же нет, как нетающего льда». 16 июля 1839 года снят полицейский надзор. Он становится чиновником и через восемь месяцев получает чин коллежского асессора, который может дать Герцену личное дворянство. К службе относится спустя рукава, зато много времени уделяет литературным опытам. Вскоре в журнале «Отечественные записки» появляется его первая повесть – «Записки одного молодого человека». Середина января 1847 года. По снежной дороге одна за другой мчатся шесть троек – это друзья провожают Герцена до первой станции – Черной Грязи. «Там мы в последний раз сдвинули стаканы и, рыдая, расстались». Герцен обо- рачивается – снег метет на дорогу, жандарм опускает шлагбаум. Это последняя картина, которую он видит, прощаясь с Россией навсегда.

Другие номера издания «Личности»

№ 9/2007
№ 8/2007
№ 7/2007
№ 6/2007
№ 5/2007
№ 4/2006