Личности 10/2007

Наталья Клокова

ЛЮДМИЛА ГУРЧЕНКО: НЕИСТРЕБИМАЯ

Ее путь к вершине был непростым. Но харьковская девчонка, закаленная суровыми, голодными и холодными днями войны, отступать не привыкла. «Дуй свое, дочурка!» – этот отцовский наказ она запомнила на всю жизнь. Людмила Марковна по национальности русская, настоящая фамилия ее отца – Гурченков – претерпела изменения еще в начале прошлого века по причине ошибки в паспортном столе. Но родилась Гурченко в Харькове. И именно этот город и эту страну она считает своей родиной: «Я, русский человек, выросла на Украине и впитала в себя все украинское...» Родители будущей народной артистки СССР происходили из совершенно разных сословий. Мать, Елена Александровна Симонова, родилась в семье директора московской гимназии и столбовой дворянки, отец, Марк Гаври- лович Гурченков, появился на свет в очень бедной деревенской семье в Смоленской области. Имя Марк ему дали потому, что родился он в день святого Марка. Счастливым детство Люси было неполные шесть лет. 3 сентября 1941 года на Харьков упали первые бомбы. На улицах города царил хаос, рушились дома, лежали убитые и искалеченные люди. Люся запомнила то время до мельчайших подробностей. «Я все впитывала и ничего не забыла. Я даже разучилась плакать. На это не было сил. Тогда я росла и взрослела не по дням, а по часам… Осенью того же года Люся Гурченко пошла в школу. Как и в детском саду, она была в центре внимания: участвовала в художественной самодеятельности, в конкурсах, пела и танцевала в пионерлагере. Она твердо решила, что будет киноактрисой.

Еще во время войны, в оккупированном Харькове посмотрела фильм «Девушка моей мечты». И вот с учебниками и аккордеоном, чемоданом и маминой сумочкой Людмила отправилась покорять столицу. И мечта сбылась! Все экзамены Люся сдала на «отлично», ее приняли, о чем она тут же сообщила родителям в телеграмме. В том же знаковом для Людмилы 1956-м она вдруг получила предложение пройти пробы на главную роль в музыкальной комедии. Молодой режиссер Эльдар Рязанов запускался на «Мосфильме» с картиной «Карнавальная ночь». Так она получила роль в музыкальной комедии. Игорь Ильинский, партнер по фильму и уже очень известный актер, предрек ей успех: «Чую, после этой картины ты будешь очень популярной. Так что готовься…»

Как и в детском саду, она была в центре внимания: участвовала в художественной самодеятельности, в конкурсах, пела и танцевала в пионерлагере. Она твердо решила, что будет киноактрисой, еще во время войны, когда в оккупированном Харькове посмотрела фильм «Девушка моей мечты»

Шумный успех молодой актрисы завистникам было нелегко перенести. И, как видно, сложа руки они не сидели. Кроме уже упомянутого фельетона, Люсе пришлось пережить очень неприятный «вызов на ковер» не к кому-нибудь, а к самому министру культуры! Министр и его зам совершенно неожиданно набросились на девушку: «Такое позорище! Танцы, западные штучки-дрючки. И это наша комсомолка!.. С лица земли сотрем! Имени такого не будет!..» В то время это были далеко не пустые слова.

Но вскоре Судьба подарила Люсе шанс проявить себя в другом качестве – матери. В 1959-м у нее родилась дочь Маша. Ее отцом был первый муж Гурченко – сын писателя Бориса Пильняка Борис Андроникашвили, за которого Люся вышла по большой любви. Но брак оказался недолгим, а ра- зочарование – горьким и драматичным. Неудачи в работе и личной жизни вылились в нервный срыв и потерю голоса, «вызванную сильными эндокринными нарушениями». В 1963-м Людмила стала актрисой театра «Современник», но так и не смогла смириться с очередной ролью «девушки» в очередном спектакле. Начался самый сложный период в ее жизни. Время с 1966-го по 1970-й было полно ощущения ненужности, нереализованности: вдруг все забыли ее вчерашний успех. «Старые стены» Виктора Трегубовича стали «вторым дыханием» в карьере актрисы. «Дожить» до этой роли было трудно, дальше стало немного легче. В 70-е она снималась очень активно: «Тень», «Табачный капитан», «Небесные ласточки», «Соломенная шляпка», «Красавец-мужчина», «Цирк зажигает огни», «Мама»… В тот период особняком стоят две картины – «Двадцать дней без войны» (1977) и «Пять вечеров» (1979). Потом были «Вокзал для двоих», «Идеальный муж», «Любимая женщина механика Гаврилова», «Полеты во сне и наяву». Судьба будто отдавала актрисе «долги» за прошлые неудачи. В 1983-м заслуги Гурченко отметило и государство – званием Народной артистки СССР и Госпремией. Успехи в работе шли «в ногу» с неудачами в личной жизни. О каждом из своих браков она вспоминает то с разочарованием, то с сожалением. Об Иосифе Кобзоне она и вовсе предпочитает не упоминать, считая их союз ошибкой. Но тяжелее всего Людмила Марковна перенесла уход отца: Марк Гаврилович умер в 1973-м. Люся и не скрывала, что ее любовь к отцу еще с самого детства была сильнее всего на свете. Годы простоя закалили ее. А еще научили тому, что даже если нет работы актерской, нужно вести другую работу – над собой.

Другие номера издания «Личности»

№ 9/2007
№ 8/2007
№ 7/2007
№ 6/2007
№ 5/2007
№ 4/2006