Личности 10/2007

Журнал «Личности»

МИХАИЛ ВЕЛЛЕР: ЧЕЛОВЕК – СУЩЕСТВО СОЦИАЛЬНОЕ

Михаил Веллер – самый издаваемый из русских некоммерческих писателей, его книги издаются и переиздаются миллионными тиражами. Но к славе и признанию он шел долго и трудно. Получил около двухсот отказов от редакторов и издателей. Сменил около тридцати специальностей – от грузчика до лесоруба, от матроса до бетонщика. Нищенствовал и бродяжничал. Первая книга «Хочу быть дворником» увидела свет в 1983 году, когда автору было уже 35 лет. Это потом будут лекции в лучших университетах, встречи с читателями по всему миру. Это потом по его произведениям будут снимать фильмы и ставить пьесы. А вначале была отчаянная и упорная борьба за право заниматься своим делом. Он шел напролом через отказы и непризнание. Его путь – это наглядное пособие, как надо идти к успеху. 

ЛИЧНОСТИ: Михаил Осипович, давайте поговорим о личностях. 
М.В.: Сначала мы должны определить значение термина «личность» для данного разговора. В про- тивном случае такие разговоры превращаются в обычную интеллигентскую болтологию. Если гово- рить сегодня о личности, как о ком-то раскрученном в средствах массовой информации, то понят- но, что мы будем иметь дело не с личностью, а с образом, созданным имиджмейкерами. В медиа- пространстве сегодня можно раскрутить и кота Ваську, это не проблема. Но вопрос виртуальных псевдоличностей нас не интересует. С моей точки зрения, под личностью подразумевается человек, обладающий какими-то незаурядными, нестандартными качествами, выделяющийся этими качествами и реализующий их в своей деятельности. Эти качества проявляются в его поступках, свершениях или хотя бы в его речах (которые тоже являются поступками). Если мы отрешимся от незаурядных людей и представим себе, что все люди стрижены под одну гребенку, мы увидим, что личности появятся все равно. Помните, как в средние века, когда главным средством массовой информации была рыночная площадь, даже там появлялись ораторы, которые взбирались на возвышение и вещали. И возникала своя мифология, свои легенды и предания, в которых фигурировали личности, называемые героями. И толпа стремилась подражать этим мифологическим личностям, ибо толпе необходим пример для подражания. Еще Аристотель сказал: человек – существо социальное. Мы только не понимаем, что это значит. А значит это, что социальный инстинкт встроен в человека на уровне устройства. Этот инстинкт можно называть стадным или инстинктом коллективизма. Чтобы составить социум, человеки должны иметь некие обязательные, единые для всех точки привязки своих мыслей и представления об окружающих. Например: «Пушкин – наше все».

Это потом по его произведениям будут снимать фильмы и ставить пьесы. А вначале была отчаянная и упорная борьба за право заниматься своим делом. Он шел напролом сквозь отказы и непризнание. Его путь – это наглядное пособие, как надо идти к успеху

Да кроме русских Пушкин даром никому не нужен! Потому что у англичан есть Шекспир, у итальянцев – Данте, у французов – Гюго, у поляков – Мицкевич. Но мы верим, что Пушкин наше все, потому что нам нужен кто-то первый. Люди должны думать одинаково, люди должны быть как стрелочки маленького компаса, ориентированные на север, иначе не будет социума, не будет государства, не будет социальной формы материи. То есть, руководимые вселенским законом фанаты, болеющие за «Динамо» или за «Спартак», выкрикивающие лозунги своих команд и дерущиеся за свои команды, это – социум. И в этот момент любой футболист высшей лиги для них – личность. Так же решается парадокс о знамени, описанный Толстым в «Войне и мире». Люди прибивают кусок ткани к палке, а потом сражаются и умирают за нее. Но они умирают не за палку, они умирают за свое единство, за свой социум, за свой муравейник. Палка – лишь символ того, что они не каждый сам по себе, они – муравейник. Точно так же, как подданные короля умирали с криком: «Да здравствует король!». Им было плевать на короля, он был лишь символом их единства и коллективной значимости. Таким об- разом, личность – это человек, который в силу своих качеств, способностей, энергетики выдвигается толпой и символизирует возможности человека и уровень социума.

ЛИЧНОСТИ: А какова, по-Вашему, роль личности в истории?

М.В.: Роль личности в истории велика и не оспариваема. Было время, когда полагали, что личность всегда права, а толпа – всего лишь толпа. История представлялась как цепь свершений, про- изводимых личностью. Роль Наполеона была выше, чем весь людской ресурс Франции. Однако то, что Наполеон был гениальный полководец, выигравший более 60 сражений, человек необыкновенного таланта, храбрости и хладнокровия, не отменяет того, что даже выигрыш под Ватерлоо ничего бы не решил, потому что Франция была истощена, а англичане, немцы и русские могли выставить миллион штыков. Таким образом, личности – свое, а толпе – свое. Когда во второй половине ХХ века возник социа- лизм, встал вопрос: кто такие личности? Был бы корабль, а к штурвалу все равно кто-то прорвется. Если что-то должно быть изобретено – оно будет изобретено. И в молодой советской России роль личности отрицалась начисто. Под лозунгом «Кончился проклятый царизм – все музыканты равны!» создавались даже оркестры без дирижеров! Но если серьезно, представьте себе движение, не со- всем броуновское, изображаемое в учебниках по физике: след капли, сползающей по стеклу. Капля не стекает ровно, а делает зигзагообразные дви- жения, но всегда оказывается внизу. Так вот лич- ность – эта пылинка, которая направляет каплю тем или иным зигзагом. Это в силах личности. А то, что капля всегда будет внизу, это ни от какой личности не зависит – это закон природы.

Другие номера издания «Личности»

№ 9/2007
№ 8/2007
№ 7/2007
№ 6/2007
№ 5/2007
№ 4/2006