Личности 11/2008

Наталья Корсун

Абу Али Ибн-Сина: Глава ученых

Средневековой Европе он стал известен под именем Авиценны, а в современных справочниках чаще всего упоминается как Ибн Сина. На Востоке его почтительно называли Худжат-аль-Хак, то есть Авторитет истины, аш-Шейх – Духовный наставник. Еще чаще два последних эпитета объединялись: аш-Шейх ар-Раис – Глава Ученых

В 997 году к заболевшему эмиру Бухары пригласили семнадцатилетнего юношу, уже слывшего великолепным врачом. Он проконсультировал опытных лекарей, беспомощно толпившихся у постели больного, и недуг эмира отступил. Мальчика приняли в число придворных врачей. Великая честь, но гораздо больше он обрадовался возможности пользоваться роскошной дворцовой библиотекой Саманидов, доступной лишь правителю и его близким.

Любознательного молодого человека звали Абу Али ал-Хусейн Ибн Абдаллах Ибн Сина. Он был сыном Абдаллаха, чиновника при дворе эмира, и его жены красавицы Ситары, чье имя означало «звезда». С пяти до десяти лет мальчик обучался грамматике персидского и арабского языков, поэтике, риторике, литературе и истории. К десяти годам он знал Коран наизусть, заслужив титул «хафиза». Изучив логику, он стал заядлым полемистом, и мало кто мог сравниться с ним в искусстве спора. Его жажда знаний и трудолюбие не знали пределов. «Я на полтора года целиком погрузился в науку и учебу...» Но честолюбие Ибн Сины не распространялось за пределы научных достижений. Равнодушный к деньгам, он бесплатно лечил бедняков. Сильные мира сего не внушали Ибн Сине почтения. Он уважал лишь тех правителей, которые могли оценить его по достоинству.

Таким был хорезмшах Абаи-Аббасу Мамун – покровитель наук и искусств, при дворе которого Ибн Сина жил с 1002 года, когда смерть отца и смена правящей династии заставили его покинуть Бухару. А в 1008 году Ибн Сина отказался служить султану Махмуду Газневи, славившемуся своей жестокостью и нетерпимостью к свободомыслию. Спасаясь от преследований могущественного владыки, Ибн Сина вынужден был скитаться, зарабатывая на хлеб исцелением больных в каравансараях. Часто ученый скрывал свое имя – за поимку Ибн Сины было обещано солидное вознаграждение. В 1012 году удача, казалось, улыбнулась ему. В городе Гургане один из почитателей таланта Ибн Сины подарил ему дом и обеспечил всем необходимым для занятий наукой. Он всегда был очень подвижен, так как считал, что без физических упражнений человек «часто чахнет, ибо сила его органов слабеет вследствие отказа от движений». Был знатоком кулинарного искусства. Считается, что он изобрел одно из самых почитаемых на Востоке блюд – плов.

До конца своих дней Ибн Сина любил женщин и пользовался у них большим успехом. Его друг и ученик аль-Джузджани даже беспокоился, что любовные подвиги учителя плохо сказываются на его здоровье.

Перу «ничего не знающего» Ибн Сины принадлежат книги по медицине, астрономии, математике, философии, языкознанию, теории музыки – в разных источниках упоминается до четырех сотен работ. Самым знаменитым его сочинением стал «Канон медицинской науки». Именно он последующие пятьсот лет играл роль основного учебного пособия для студентов-медиков как на арабском Востоке, так и в Европе.

Ибн Сина был культовой фигурой в средневековой и Ренессансной Европе. Исследователи отмечают влияние его повести «Живой, сын бодрствующего» на творчество Данте. Работами Ибн Сины зачитывался Леонардо да Винчи. Микеланджело настолько уважал персидского энциклопедиста, что говорил: «Лучше ошибаться вместе с Авиценной, чем быть правым, следуя за другими». В эпоху Просвещения философ Френсис Бэкон назвал Ибн Сину вождем и главой философов. Именно Ибн Сина впервые правильно объяснил строение мышц глаза. И не только глаза – он составил подробное анатомическое описание человека. Следует заметить, что заниматься анатомией в то время было опасно – вскрытие трупов считалось делом небогоугодным и преследовалось. Некоторые мусульманские богословы и без того склонны были видеть в нем еретика или даже атеиста. Сам ученый писал в одном стихотворении, что лучшей из вер является истина.

Один из друзей Ибн Сины, философ-мистик Абу Саид Мейхенейский, сказал о нем: «То, что я постигаю наитием, он знает», и получил ответ: «То, что он видит, я объясняю». Но на самом деле Ибн Сина был человеком глубоко религиозным. Помимо исполнения традиционных мусульманских обрядов, он возносил молитвы Аллаху, чтобы тот помог ему обрести знания, и не забывал поблагодарить Господа за дарованную мудрость. Людская молва приписывала Ибн Сине безграничную власть над силами природы.

Появилась легенда о том, что перед смертью великий врач дал своему ученику сорок флаконов с чудодейственным снадобьем. Это средство надо было вливать в рот покойного в течение сорока дней, после чего ученый должен был вернуться к жизни. Тридцать девять дней юноша наблюдал за тем, как седина в волосах Ибн Сины постепенно исчезала, морщины разглаживались, тело становилось все моложе и моложе. На сороковой день ученик был так взволнован, что нечаянно разбил последний флакон. Ибн Сина был похоронен в Хамадане. Его мавзолей стал местом паломничества – считается, что прикосновение к его могиле дарует исцеление.

Другие номера издания «Личности»

№ 16/2008
№ 15/2008
№ 14/2008
№ 13/2008
№ 12/2008
№ 10/2007