Личности 12/2008

Валентин Бадрак

РИХАРД И КОЗИМА ВАГНЕР

В сравнении с другими парами им было отведено быть вместе не так уж много – около семи лет пламенной любви и жизни врозь, да еще тринадцать лет любви в браке. И все-таки их вполне можно считать «половинками» друг друга

Рихард Вагнер был сыном небогатого чиновника, частые переезды которого оставили в памяти мальчика тревожные впечатления дороги с необходимостью становления в новых коллективах сверстников. Но это был и путь к самостоятельности, порождающий уверенность в себе и рост самооценки, благодаря которым юный Вагнер позже чувствовал себя комфортно в любом окружении, отважно устремляясь на покорение все новых и новых городов.

Важным обстоятельством в формировании характера Рихарда Вагнера оказалась то, что рано умершего его отца-чиновника заменил отчим, актер и писатель, сумевший привить юноше с богатым воображением любовь к искусству. Благодаря отчиму и его окружению Рихард проникся музыкой Бетховена и полюбил оперы Вебера, который был вхож в их дом и произвел неизгладимое впечатление на молодого человека.

В пятнадцать лет Рихард уже сочинил первую трагедию. До глубины души потрясенный Бетховеном в исполнении оркестра Гевандхауза, Рихард твердо решил стать композитором. Но, пожалуй, главное, что он вынес из юношеского периода, – это осознание периода, – это осознание необходимости всестороннего развития собственной личности, к которой он уже тогда испытывал чувство обожания и неестественной эгоцентрической восторженности.

Когда в возрасте двадцати одного года музыкант-скороспелка своим мастерством добился всеобщего внимания и занял место дирижера в Магдебургском театре, его самооценка выросла, иллюзорностью затмив реальность.

После серии успешных выступлений он влюбился в блиставшую в то время актрису Минну Планер и начал упорно добиваться взаимности. Но покорить – вовсе не обязательно означает преодолеть. Неуравновешенная и постоянно взвинченная Минна видела в нем преуспевающего дирижера с перспективой создания уютного гнездышка, в котором тепло благополучия способно заменить жар и трепет истинной любви. Однако неискушенный Рихард, при всей своей твердости, тоже искал опору.

Не удивительно, что при такой странной духовной связи супругов, больше напоминающей вялотекущую шизофрению, Вагнер при очередном примирении больше радовался встрече с домашней живностью – собакой и попугаем, чем с женой. Козима же, которая была на двадцать четыре года моложе композитора, представляла собой совершенную противоположность Минне.

Внебрачная дочь известного и влиятельного венгерского композитора Ференца Листа, она воспитывалась в среде творческой элиты, в атмосфере брожения ярких, порой революционных идей и духовного превосходства надо всем и всеми. Это заметно отразилось на самооценке девушки, и на ее более раскрепощенных, чем у большинства современниц, взглядах на мир.

Лист был истинным эстетом и оказывал влияние на взгляды всей культурной элиты Европы, а его искренняя близость с детьми передала им часть его духовной силы, но самое главное – духовное начало как первый жизненный ориентир. Благодаря отцу Козима постоянно находилась в гуще творческих событий, как и сам Вагнер в юности, и потому прониклась духом музыкального реформаторства. Это стало ключевым моментом в их отношениях.

Духовное родство и схожесть в восприятии мироздания у этой пары в значительной степени определялась и беспощадным суждением об авторитетах. Это выразительное и дерзкое качество достигло апофеоза, когда Вагнер возомнил себя пророком от музыки, – с того времени семья могла общаться и принимать лишь тех, кто безоглядно восторгался творчеством композитора, неустанно плетя Вагнеру венки триумфатора и слагая все более красочные дифирамбы. Кульминационной точкой стало отвержение Ницше, в котором ослепленный самовлюбленностью композитор желал видеть не гения, а лишь подобострастного поклонника.

Чудовищное самомнение Рихарда Вагнера ничуть не смущало Козиму. Напротив, оно лишь подзадоривало ее. Постоянно находясь среди людей неординарных, она с детства ощущала причастность к истории, и в гениальности Рихарда, превосходящего ее отца по степени давления на общество, была твердо убеждена.

Следует признать прозорливость этой женщины: она увидела в возлюбленном гения задолго до того, как ранее много раз освистанный и не принятый Вагнер, по словам Даниэля Галеви, «преступил невидимую грань, после которой для человека наступают дни вечной, бессмертной славы». В композиторе ее покорила неистовая сила и бесконечная энергия, не зависящие от признания; он закружил ее, как вихрь, жаждущий счастья никак не меньше, чем славы и побед над всем миром.

Неразрывная канва их отношений была соткана бесконечным доверием и преданностью друг другу – и уверенность каждого не могла быть поколеблена ни общественным мнением, ни газетными дрязгами. Резонансно-скандальные выходки Вагнера постоянно сопровождали его противоречивую, саркастически возвышающуюся на всей Европой фигуру. Когда после сердечного приступа Рихард ушел в мир иной, она сутки не выпускала его из объятий, словно напитывая на долгий путь холодеющее тело любимого своим живительным теплом. Затем она отрезала свои длинные волосы, чтобы положить их в гроб к мужу.

Знаковый жест – себе и окружающему миру – призван был подчеркнуть: только ЭТА семья и только ЭТОТ спутник останутся отныне и навсегда единственной ценностью ее жизни.

 

Вікторія Кагаловська
22 Апреля 2008
Журнал просто супер! Помітний неупереджений погляд авторів щодо героїв статей! Дуже класно написано! Цікаво читать і фото підібрані дуже вдало!
Сергей Смык
18 Марта 2008
Шикарный журнал!!! Покупаю с первого номера. Аналогов на рускоязычном пространстве не встречал. Спасибо огромное :)
Анна Ярославна
17 Марта 2008
А что Вам мешает купить журнал? Кстати, а когда выйдет следующий номер? уж больно меня анонс заинтересовал) С Уважением Анна
Борисов Дмитрий
5 Марта 2008
Все отлично, но хотелось бы прочитать полную версию...

Другие номера издания «Личности»

№ 16/2008
№ 15/2008
№ 14/2008
№ 13/2008
№ 11/2008
№ 10/2007