Личности 15/2008

Михаил Дубинянский

НИККОЛО МАКИАВЕЛЛИ: ПОЛИТИКА БЕЗ ПРИКРАС

Макиавелли не был исчадием ада. Он открыто признавал, что рекомендуемые им методы «жестоки и враждебны христианской жизни», он честно предупреждал, что «каждый человек должен избегать их и предпочесть скорее оставаться частным лицом, чем королем»

Лишь один итальянский интеллектуал эпохи Возрождения обделен всеобщим пиететом – Никколо Макиавелли. Даже те, кто никогда не читал его трудов, слыхали о макиавеллизме. В общественном сознании имя Макиавелли стало синонимом зла, цинизма, вероломства. Но знатоки жизни и творчества Макиавелли не столь категоричны в оценках знаменитого флорентийца. Так, мудрый англичанин Бертран Расселзаметил: «При имени его обычно приходят в ужас, и порой он действительно ужасает. Но эту участь разделили бы многие другие, если бы они были так же свободны от фальши, как Макиавелли. Во многом традиционное злословие, которое неотделимо от имени Макиавелли, обязано негодованию лицемеров, ненавидящих откровенное признание в совершенном зле». Кем же был легендарный итальянский мыслитель – закоренелым негодяем или чересчур откровенным реалистом? Никколо Макиавелли родился во Флоренции 3 мая 1469 года. Автор знаменитого «Государя» происходил из старинной тосканской семьи. Его отец, Бернардо Макиавелли, был юристом и имел скромный доход от небольшого загородного имения. Мать Никколо – донна Бартоломеа, была религиозной женщиной, сочиняла гимны в честь Девы Марии и пела в церковном хоре. Семья не могла похвастаться большим достатком. Позднее Никколо говорил: «Я учился обходиться без чего-либо, прежде чем успевал научиться получать удовольствие от этого». Когда Макиавелли появился на свет, его родным городом правила семья Медичи. Могущественные банкиры подчинили себе якобы демократический республиканский парламент Флоренции. Еще мальчишкой Макиавелли наблюдал жестокую расправу над заговорщиками из рода Пацци, зарезавшими брата Лоренцо Великолепного Джулиано, пытавшимися убить самого Лоренцо и захватить власть в городе. Злоумышленники были повешены на стене Палаццо Веккио. Через пять дней после казни доминиканца Макиавелли был избран секретарем Второй канцелярии. В июле ему также доверили канцелярию Совета десяти, ведавшую иностранными и военными делами. Городские власти не ошиблись с выбором: талантливый политик и дипломат, Никколо Макиавелли переизбирался на эти посты четырнадцать лет подряд.

Никколо приходилось составлять сотни официальных писем, донесений и законопроектов, разъезжать по военно-административным делам, выполнять важные дипломатические миссии. Он блестяще справлялся со своими обязанностями, проявляя невероятную энергию. Макиавелли безумно нравилось находиться в гуще новостей и событий и оказывать определенное влияние на политику Флоренции. За время службы Никколо Макиавелли совершил тринадцать дипломатических поездок с весьма деликатными поручениями. Куда только не посылала его Республика! В 1512 году против Флорентийской республики выступила Священная лига, образованная Римским Папой Юлием II и его союзниками-испанцами. Папа благоволил семейству Медичи и желал их реставрации. Войска Священной лиги развернули наступление и в скором времени окружили Флоренцию. Ополчение, сформированное Макиавелли, отказалось сражаться с хорошо вооруженными испанскими наемниками. Жизнь и карьера 43-летнего политика оказались полностью разрушены. Опальный экс-секретарь Республики жил в обветшалом деревенском домике, выращивал оливки и виноград. Вечера он проводил в местном трактире, общаясь с мясником и мельником. После четырнадцати лет службы Макиавелли ушел из Палаццо Веккио таким же бедным, каким пришел туда. Денег едва хватало на содержание семьи, к которой он всегда был нежно привязан и шутливо именовал своей «командой». Но профессионального политика страшила не бедность, а бездеятельность и невостребованность. И он взялся за перо. За несколько месяцев, в состоянии наивысшего вдохновения, он создал свое самое знаменитое сочинение – трактат «Государь». Макиавелли не был исчадием ада. Он открыто признавал, что рекомендуемые им методы «жестоки и враждебны христианской жизни», он честно предупреждал, что «каждый человек должен избегать их и предпочесть скорее оставаться частным лицом, чем королем». Политика и нравственность – несовместимые вещи. Конфликт целей и средств неизбежен. Хочешь быть успешным политиком – откажись от моральных принципов; хочешь следовать моральным принципам – забудь об успешной политической карьере. Так было и до, и после «Государя», и вряд ли стоит обвинять Макиавелли в насаждении аморальности. Он всего лишь назвал вещи своими именами. Со дня смерти флорентийского мыслителя минуло более четырех веков, но мораль все такая же редкая гостья в политике, и шокирующий «Государь» не теряет своей актуальности. Опровергнуть циничного реалиста Никколо Макиавелли так и не удалось.

 

Другие номера издания «Личности»

№ 16/2008
№ 14/2008
№ 13/2008
№ 12/2008
№ 11/2008
№ 10/2007