Личности 15/2008

Журнал «Личности»

АЛЕКСАНДР ПРОШКИН: В БЕЗВРЕМЕНЬЕ ГЕРОЯ НЕТ

Что такое играть крупную роль? Это значит всегда быть на людях. Какие методы репризы? Кровавые походы. Скажем, захватил Казань на четыре часа и утопил четыре тысячи человек в Казанке, разорил монастыри. А зачем? Идеи не было, смысла не было. Этот человек, работая на толпу, вовлек Россию в кровавый ад

В конечном итоге о писателе всегда судят по его романам, об ученом – по его открытиям, об архитекторе – по его строениям, а о режиссере –  по его картинам. Фильмография Александра Прошкина скажет о нем больше, чем биография: «Ольга Сергеевна», «Инспектор Гул», «Стратегия риска», «Опасный возраст», «Михайло Ломоносов», «Холодное лето 53-го», «Доктор Живаго», «Николай Вавилов», «Увидеть Париж и умереть», «Трио», «Русский бунт», «Живи и помни». Его вклад в современную культуру неоспорим. Его имя в кинематографе – бренд. Его фильмы – уже классика

ЛИЧНОСТИ: Вы зарекомендовали себя как приверженец жанра ЖЗЛ, Ваши фильмы о выдающихся личностях России очень популярны. Какова, по-Вашему, роль личности в истории? Может ли один маленький человек изменить ход истории человечества? 
А. П.: Роль личности в истории и личности в реальной жизни – разные вещи. Потому что личность в истории – это человек, который так или иначе появился в нужный момент в нужном месте и сыграл определенную ему роль. Это может быть и очень порочная личность, скажем, Емельян Пугачев. С моей точки зрения – абсолютный фигляр, ничтожество в собственном соку. В своей судьбе и в своей шкуре он ничего собой не представлял. Служил денщиком, но обладал незаурядным даром перевоплощения. И вся его жизнь – цепь сыгранных ролей. «На сцене» его охватывала невероятная энергия, и тогда он мог воздействовать на массы. Это очень точно прослеживается у Пушкина. Пугачеву сначала судьба определила роль денщика, ординарца. Но он заболел чесоткой, его отправили на Дон лечиться, и после выздоровления ему надлежало вернуться в армию.

Однако Пугачев всеми силами старался избежать возвращения. Решил, что это мелко для него. И стал сам выбирать себе разные роли. То он морочил людям головы, что он посланец турецкого султана, у него где-то спрятан миллион, уводил станичников в Турцию... Выдавать себя за царя ему тогда еще в голову не приходило. Но достаточно было свершиться цареубийству, как он тут же решил сыграть другую роль. Известно, что Екатерина не присутствовала на похоронах мужа, которого хоронили с закрытым лицом. И тут же пошли слухи, что похоронили не царя, а солдата.

Эта легенда породила целую галерею кандидатов на роль Петра III. А в то время у оренбургских казаков возник конфликт с властью, основанный на том, что их лишили самоуправления и стали назначать атамана сверху. Причина не социальная, они были свободны и жили гораздо лучше крестьян в России. Занимались охраной границ –  то есть, грубо говоря, разбоем.

Казачество было очень недовольно ограничением свобод, и тогда нашелся такой Пугачев, которому предложили сделку, и он согласился. И так вжился в эту роль, и так уверовал, что он царь, что когда обоз проходил по его деревне мимо его детей, которые кричали «папа!», он требовал убрать детей с дороги. Что такое играть крупную роль? Это значит всегда быть на людях. Какие методы репризы? Кровавые походы. Скажем, захватил Казань на четыре часа и утопил четыре тысячи человек в Казанке, разорил монастыри. А зачем? Идеи не было, смысла не было. Этот человек, работая на толпу, вовлек Россию в кровавый ад. Он вырезал целые деревни помещиков вместе с крестьянами. Крови было столько, что армия его боялась, и он беспрепятственно двигался в направлении Москвы. Он и Москву мог захватить, просто он не знал, что с этим делать. Когда части регулярной армии разбили его войско, казаки, которые бежали с ним за границу, выдали его, завоевав себе прощение. На допросах он сдал всех, но когда вышел на казнь, повел себя как герой, потому что были зрители. В советское время мы приписывали ему миссию народного освободителя. И интеллигенция поддалась и поверила. То есть, я хочу сказать, что в истории личность при стечении определенных обстоятельств может сыграть как созидательную, так и разрушительную роль.

ЛИЧНОСТИ: А почему мы не ищем героя нашего времени? Победа пиара над разумом оказалась полной и безоговорочной? Поиски героя оставлены за ненадобностью? 
А. П.: В безвременье нет героев. А безвременье затянулось. Это некое наказание за то, что мы не разобрались со своим прошлым. И мы существуем в двух ипостасях: у нас буржуазное общество, но Ленин в Мавзолее, а Сталин в стене. В опросе на выдающуюся личность России в лидеры вышел царь Николай II и Сталин. Жертву и палача уравняли. Конечно, здесь не может быть универсала – у каждого свой нравственный ценз и кумир. Но если бы спросили меня – это был бы Лев Толстой.

ЛИЧНОСТИ: А если бы у Вас была возможность задать вопрос великому писателю, о чем бы Вы его спросили? 
А. П. Это вопрос из серии: «хотели бы вы встретиться с Господом Богом?» Мы и так все перед ним предстанем. Вот представьте: сидит Лев Николаевич – и прихожу я. Кто я такой? Нужно нажить право задать свой вопрос. А иначе получится научно-фантастическая литература.

 

Другие номера издания «Личности»

№ 16/2008
№ 14/2008
№ 13/2008
№ 12/2008
№ 11/2008
№ 10/2007