Личности 17/2009

Наталья Корсун

ОКТАВИАН АВГУСТ: ВОЗВЕЛИЧЕННЫЙ БОГАМИ

Октавиан Август считался идеальным правителем – его век называли «золотым». Но множество раз в истории мира повторится знакомый сюжет: по трупам соратников к власти придет человек невысокого роста. Он ухитрится стать аскетом и развратником в одном лице, будет жесток даже к своим домашним, одной рукой щедро одарит подданных, другой – отнимет у них свободу…

23 сентября 63 года до н. э. знатный и весьма уважаемый римский гражданин Гай Октавий опоздал на заседание сената. Он был смущен и оправдывался: его жена только что родила сына. Услышав новость, один из присутствующих – астролог Публий Нигидий – сказал, что младенцу, который появился на свет в этот час, суждено стать повелителем всего земного круга. Через некоторое время Октавий решил осведомиться о судьбе сына у жрецов. Когда в священной роще Вакха во Фракии он плеснул на алтарь вино, пламя взметнулось до самого неба. Жрецы подтвердили сказанное Нигидием: подобное знамение было дано лишь Александру Македонскому. Мать удивительного мальчика, Атия, приходилась племянницей самому Юлию Цезарю.

Свое дитя она воспитывала в строгости. Ребенок рос без отца (сенатор Гай Октавий умер, когда его сыну было всего четыре года), поэтому Атии приходилось быть жесткой. Даже отпраздновав совершеннолетие, юноша и шагу ступить не смел без ее дозволения. Античный историк Николай Дамасский пишет о четырнадцатилетнем Октавии: «Хотя по закону он был уже причислен ко взрослым мужчинам, мать все так же не позволяла ему выходить из дома куда-либо, кроме тех мест, куда он ходил раньше, когда был ребенком. Она принуждала его вести прежний образ жизни и ночевать в прежнем своем помещении. Только по закону он был мужчиной, а во всем остальном оставался на положении ребенка». Атия оказалась дальновидной: целомудренный Октавий приглянулся самому могущественному человеку в Риме. Цезарь искал наследника – у него не было законных сыновей. Внучатый племянник был трудолюбив, дисциплинирован, сообразителен, а главное – умел уважать старших. Весть об убийстве Цезаря 15 марта 44 года до н. э. застигла Октавия в Аполлонии Иллирийской на Адриатическом море, где он по поручению своего покровителя готовил поход против даков и парфян. Вернувшись в Рим, Октавий узнал, что унаследовал имя Цезаря – в завещании он объявлялся приемным сыном усопшего и отныне должен был именоваться Гай Юлий Цезарь Октавиан (суффикс «ан» означал, что по рождению он принадлежит к роду Октавиев, а не Юлиев).

Причитались Октавиану и деньги, но получить их было невозможно. Состоянием покойного Цезаря распоряжался его друг Марк Антоний. Этот государственный муж пользовался в Риме огромным авторитетом и чувствовал себя безнаказанным. Октавиану удалось вырвать из его когтей лишь малую толику наследства. Антоний твердил, что финансовые дела умершего очень запутаны, и надо еще рассчитаться с кредиторами. Октавиан оказался в затруднительном положении: часть наследства, согласно последней воле Цезаря, полагалось раздать народу. Доверие римлян стоило дороже золота, и Октавиан выплатил обещанную сумму, продав собственное имущество.

Теперь граждане относились к нему благосклонно, и он мог рассчитывать на их поддержку. Еще одной вехой на пути к власти стала дружба с врагом Антония – знаменитым ораторомЦицероном. Как и многие сенаторы, Цицерон был ярым сторонником республики и недолюбливал убитого Цезаря, узурпировавшего власть, но перед лестью его приемного сына не устоял: юный интриган, принадлежащий теперь к великому роду Юлиев, открыто восхищался Цицероном и даже называл его отцом. Октавиан хотел стать консулом – формально это была высшая должность, которую мог занимать гражданин Рима.

Красноречивый Цицерон просил за него народ и сенат. Однако получить желаемое наследник Цезаря смог только с помощью силы – под его командование перешли войска, нанятые сенаторами для защиты Рима от притязаний Антония. Как только легионы вошли в город, Октавиан тут же предал и Цицерона, и идеалы республики. Центурион Корнелий, которому было поручено вести переговоры с сенатом, увидев, что почтенные мужи не желают избрать Октавиана консулом, откинул полу плаща и указал на свой меч: «Вот кто сделает его консулом, если не сделаете вы!» В ноябре 43 года до н. э. коварный Октавиан заключил союз с Антонием. Вместе с еще одним соратником покойного Цезаря, Лепидом, они составили так называемый триумвират. Этот неожиданный альянс так устрашил сенат и народ, что триумвиры довольно легко обрели особые полномочия (якобы для прекращения беспорядков), и власть их стала практически неограниченной. Смутное время, наступившее после смерти Цезаря, было чревато гражданскими войнами. Свое правление Октавиан, Антоний и Лепид начали с репрессий. Они обнародовали проскрипционные списки, то есть списки лиц, объявленных вне закона. Жертвы проскрипций подлежали смертной казни, их потомки лишались многих прав, а семейное имущество подлежало конфискации.

Всячески поощрялись доносы – за выдачу несчастных полагалась награда. В городе началась паника. Как свидетельствует римский историк Аппиан, горожане вели себя самым недостойным образом: «Прорвалось наружу вдруг все то, что до тех пор таилось внутри; произошла противоестественная перемена с сенаторами и другими людьми: теперь они бросались к ногам своих рабов с рыданиями, называли слугу спасителем и господином. Печальнее всего было, когда и такие унижения не вызывали сострадания. Происходили всевозможные злодеяния, больше чем это бывает при восстании или взятии города врагом. Толпа грабила дома убитых, причем жажда наживы отвлекала ее сознание от бедствий переживаемого времени. Более благоразумные и умеренные люди онемели от ужаса»...

 

Другие номера издания «Личности»

№ 22/2009
№ 21/2009
№ 20/2009
№ 19/2009
№ 18/2009
№ 16/2008