Личности 17/2009

Алла Григорьева

УЛУГБЕК: УЧЕНЫЙ НА ТРОНЕ

Любимый внук грозного Тимур-ленга, или Тамерлана, еще в детстве получил от льстивых придворных прозвище «Великий бек», но в отличие от своего деда прославился вовсе не завоеваниями. «В геометрии он был подобен Евклиду, а в астрономии – Птолемею», – писали об Улугбеке средневековые авторы. Власть ему досталась по наследству, слава – по заслугам

Он родился в пути, в боевом походе. Армия Тамерлана шла завоевывать Кавказ. Как обычно, Повелителя Мира сопровождали взрослые сыновья, жены, наложницы, жены сыновей и малолетние внуки. Даже беременной Гаухар-Шад, жене царского сына Шахруха, не позволили остаться дома. Во время долгой стоянки обоза в Султании она 22 марта 1394 года родила первенца. Когда гонец привез весть об этом в передовой отряд, Тамерлан так обрадовался, что вопреки обыкновению пощадил защитников захваченного накануне города.

Мальчика назвали Мухаммед Тарагай. Его колыбель везли вслед за армией, и прежде чем крошечный Мухаммед сумел произнести первое слово, он уже совершил несколько дальних путешествий. Мухаммед Тарагай долго не знал родины. С матерью и отцом мальчик виделся лишь изредка, проездами через Герат, где Шахрух был наместником, – вскоре после рождения его отдали на воспитание старшей жене Тамерлана. Таково было выработанное веками правило, которое никто не смел нарушить. Из всех своих многочисленных внуков Тамерлан почему-то особенно привязался к этому худенькому хилому мальчугану. И придворные, заметив это, стали угодливо называть Мухаммеда «Улугбеком», то есть «Великим беком». Под этим именем он и вошел в историю. Улугбек рос в атмосфере военных походов и побед, которым не виделось конца. Он часто сопровождал Тамерлана в поездках, а порой даже забирался в шатер деда во время пиров или военных советов, на которые имели доступ лишь наиболее приближенные люди. Особенно любил мальчик те вечера, когда в шатре собирались седобородые летописцы, поэты, мудрецы. Он жадно набирался знаний в этой необычной «говорящей библиотеке». Улугбека рано стали учить чтению и письму, а остротой памяти он превосходил, пожалуй, даже деда. Как и все его родичи, он стара тельно заучивал целые главы из Корана.

Тамерлан никогда не забывал о семейных и государственных делах, для правителя XV века всегда неразделимых. Осенью 1404 года он приказал женить сразу пятерых своих внуков. В жены десятилетнему Улугбеку дед выбрал такую же юную Огэбегум. Сидя рядом со своей женой, «новобрачный» принимал гостей, как взрослый, но когда пир закончился, все стало по-прежнему – Улугбек вернулся под присмотр бабки в ее покои. После поражения в битве при Анкаре Улугбек стал замечать, что среди пиров дед мрачнеет и задумывается с чашей в руках. Удержать завоеванные земли нередко сложнее, чем завоевать новые. В 1404 году Тамерлан неожиданно собрал всех своих эмиров и приказал немедленно выступать на Китай. Перед походом он предусмотрительно разделил между внуками еще не завоеванные земли.

В тот год зима выдалась непривычно суровой. Великий правитель занемог, с каждым днем ему становилось все хуже, и вскоре он скончался. Еще не остыло тело Тамерлана, впервые бессильно вытянувшееся на ложе, а внуки и военачальники уже настороженно косились друг на друга, точно примериваясь, как бы нанести удар первым и избавиться от соперников. Решили продолжать поход на Восток, а смерть Тамерлана пока держать в секрете, но весть о его кончине быстро домчалась до самых отдаленных боевых отрядов. Борьба за наследство Тамерлана только разгоралась. Улугбек сначала нашел защиту у отца, в Герате.

Пока Шахрух воевал, Улугбек открывал для себя новый, неведомый мир в кельях дворцовой библиотеки. Но страсти, волновавшие старших, не утихали. От руки убийцы пал Пир-Мухаммед, и власть оказалась в руках Шахруха. Не желая покидать Герат, он поставил правителем Самарканда Улугбека. Юноше шел восемнадцатый год. Как жить дальше, как править страной? Он понимал, что страна обнищала и приходит в упадок. Но Улугбеку не приходило в голову снизить налоги и тем облегчить положение народа. Напротив, в надежде пополнить казну налоги им повышались и взыскивались беспощадно, а путь к процветанию страны он видел в духе своего времени – наполнять казну за счет соседей. Таков был, пожалуй, главный завет великого Тамерлана. Весной 1414 года Улугбек повел свои войска в Фергану. Но сражаться оказалось не с кем: противник бежал в горы, к монголам. Он так толком и не понял, кем возвращается в Самарканд: победителем или побежденным. В Герате отец дал понять, что считает себя полновластным хозяином всех земель, некогда завоеванных Тамерланом, а сына – только одним из эмиров, которому временно доверено управление. Неуютно было Улугбеку в доме отца. При первой же возможности молодой царевич вернулся в Самарканд. Уверяя отца и мать в сыновней преданности, он уже твердо знал: подчиняться им не станет. И будет жить по-своему, как захочет.

Уступив отцу чисто внешние признаки власти, Улугбек взял себе главное – саму власть. Он попытался продолжить поиски военной славы, однако полководца, подобного Тамерлану, из него не получалось. А ему хотелось совершить нечто такое, чтобы слава о его делах прокатилась и по чужим странам. Тамерлан много разрушал, но много и строил. И Улугбек решил продолжить труды покойного деда – он возвел в Бухаре новое медресе. Это было первое и единственное на Востоке учебное заведение, которое давало не только каноническое религиозное образование, но также включало в свой курс многие элементы светских наук. Над входом полагалось поместить какое-нибудь изречение. Обычно надписи славили всемогущего Аллаха, но Улугбек приказал написать так: «Стремление к знанию – обязанность каждого мусульманина и мусульманки»...

 

Другие номера издания «Личности»

№ 22/2009
№ 21/2009
№ 20/2009
№ 19/2009
№ 18/2009
№ 16/2008