Личности 18/2009

Сергей Михайлов

ЭПИКУР: ЛЕКАРСТВО ДЛЯ ИСЦЕЛЕНИЯ МИРА

«Гость, тебе здесь будет хорошо; здесь удовольствие – высшее благо», – гласила надпись у входа в тенистый сад. Войдя в ворота и примкнув к ученикам школы Эпикура, человек довольно скоро убеждался в том, что благо легко достижимо, зло легко переносимо, а причин для беспокойства попросту нет и не может быть

У школьного учителя Неокла денег на педагога, то есть раба, который бы присматривал за его маленькими сыновьями и охранял их, не было. По той же причине – нехватка денег – жена Неокла Херестрата дома не сидела, а вынуждена была зарабатывать на хлеб своим умением заклинать злых духов. Отправляясь воевать с демонами, детей она брала с собой. Удовольствия от этих визитов они не получали – мало того, что их отрывали от игр, но и внушаемый страх, обязательный элемент ремесла матери, стал настоящим мучением.

Позднее философ Эпикур назовет страх главным душевным недугом и научится преодолевать его не только в себе, но и в других, врачуя души своих учеников. Пока же страх оставался его врагом, до поры до времени не побежденным. Второй из четверых сыновей афинских переселенцев, Эпикур родился на острове Самос в третий год 109-й олимпиады, при архонте Сосигене… или, используя привычную нам систему летосчисления, в 342 или в 341 году до н. э. О детстве его известно, кроме приведенного выше, немного. В 14 лет, по утверждению эпикурейца Аполлодора, он обратился к философии «из презрения к учителям словесности, когда они не смогли объяснить ему, что значит слово “хаос”». Прочитав Гесиода, понял, что не только демонов, но и богов бояться не стоит, ибо они слишком заняты собственными делами, чтобы всерьез беспокоиться о простых смертных. Систематического философского образования Эпикур, скорее всего, не получил – он похвалялся, что учителей у него не было. Хотя, по некоторым данным, он брал уроки у Памфила, ученика Платона, и Навсифана, последователя Демокрита. Атомизм Демокрита он воспринял и в дальнейшем почти без изменений использовал в собственной философской доктрине (находя ее вполне оригинальной, хотя, по мнению Цицерона, он повторял Демокрита). А вот личность философа не воспринял, считая его «скверным человеком», поскольку тот «занимался вещами, посредством которых нельзя достичь мудрости».

В восемнадцать лет Эпикур отправился в Афины – тогда в Академии преподавал Ксенократ, ученик Платона. Знаменитый Аристотель покинул Афины в год приезда Эпикура – после смерти Александра Македонского Пердикка, регент Македонии в 323-321 гг. до н. э., изгнал афинян с Самоса. Эпикур также принужден был уехать, и отправился к отцу в Колофон, куда тот перебрался с Самоса. В 32 года Эпикур начинает проповедовать собственную философскую доктрину – сначала в Колофоне, затем в Митилене и в Лампсаке, а летом 306 года возвращается в Афины. Здесь в 35 лет он основал свою школу. Школа разместилась в приобретенном Эпикуром вблизи Дипилонских ворот саду, где он и поселился со своими учениками. На воротах философ велел написать: «Гость, тебе здесь будет хорошо, здесь удовольствие – высшее благо». Исходным тезисом античного, да и всякого эпикурейства вообще, является удовольствие.

При этом удовольствие рассматривается им как цель для всего живого, а доказательством этого является то, что всякое живое существо с первых мгновений существования стремится к удовольствию и избегает страдания «естественным образом и независимо от рассуждения». Удовольствиям в учении Эпикура не свойственны упрощение человеческих чувств и погоня за наслаждениями, поиск острых и небывалых ощущений, – они отличаются чрезвычайно спокойным, уравновешенным и чисто созерцательным характером.

Большинство «эпикурейцев», склонных к изнеженной жизни и предающихся усладам, большей частью телесным, к учению Эпикура имеют весьма малое касательство. Правда, уже в античности появились его последователи, рассуждавшие исключительно об остроте и изяществе эротических эмоций, своими речами услаждая слух и тревожа воображение обывателей, знатоков и любителей наслаждений. И хотя Эпикур утверждал, что «всякое удовольствие хорошо уже по своей собственной природе» и «никакое удовольствие само по себе не плохо», а его философия отправляется от чувственного ощущения, исключительно им она не ограничивается, уделяя духовным наслаждениям внимания много больше. Поэтому сводить эпикурейство к проповеди ординарно-животных, чувственных наслаждений означает сознательно его опошлять. По суждению Эпикура, одни наши желания следует считать естественными, другие – праздными. Среди естественных: одни – необходимыми, другие – только естественными. Далее, среди необходимых: одни – необходимыми для счастья, другие – для спокойствия тела, третьи – просто для жизни. Если при таком рассмотрении не допускать ошибок, то разумное следование своим желаниям и избегание излишеств приведут к телесному здоровью и душевной безмятежности, а это – высшая цель блаженной жизни.

«Все, что мы делаем, мы делаем затем, чтобы не иметь ни боли, ни тревоги; и когда это, наконец, достигнуто, то всякая буря души рассеивается, так как уже не надо к чему-то идти, словно к недостающему, и чего-то искать, словно для полноты душевных и телесных благ», – утверждал Эпикур. Голодному, чтобы «поспорить в блаженстве с самим Зевсом», достаточно куска ячменного хлеба и нескольких глотков воды. Видимо, современникам Эпикурово учение показалось чересчур сложным для восприятия, а возможно, дело в человеческой природе, которая склонна с большим снисхождением взирать на пороки ближних, чем на их добродетели. Во всяком случае, философ «с его мирной проповедью» вызвал шквал обвинений оппонентов...

 

Другие номера издания «Личности»

№ 22/2009
№ 21/2009
№ 20/2009
№ 19/2009
№ 17/2009
№ 16/2008