Личности 18/2009

Юлия Шекет

ЛУКРЕЦИЯ БОРДЖИА: ДУРНАЯ СЛАВА ПО СЕМЕЙНЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ

500 лет у большинства людей ее имя ассоциируется со всеми смертными грехами. Но заслужила ли в действительности Лукреция такую репутацию? Об этом спорят до сих пор. Если не у ее родственников, то у нее самой до нашего времени находится множество горячих защитников, а значит – все было далеко не так однозначно

Уже первый пункт биографии знаменитой итальянки: «Лукреция Борджиа была дочерью Папы Римского…» – вызывает недоуменные вопросы. Как же целибат, обет целомудрия, обязательный даже для простых католических священников, не говоря уже о самом главе церкви? (Сразу стоит оговориться: к моменту рождения Лукреции Родриго Борджиа еще не был папой Александром VI, но духовным лицом был давно). Тем не менее, вся Европа знала Лукрецию в этом качестве, и именно прямое родство с Его Святейшеством позволило ей стать графиней Пезаро, княгиней Салерно, герцогиней Феррары, Модены и Реджио.

Еще одной «клубничкой» в биографии Лукреции стало распространенное мнение о том, что златокудрая красавица сожительствовала с собственным отцом и братьями и активно устраняла любого им неугодного, не щадя даже собственных мужей. Эта деталь, конечно, расцветила легенду о «страшных и ужасных» Борджиа дополнительным скандальным оттенком. А каковы же были факты? Фамилия Борджиа изначально звучала как «Борха»: этот прогремевший в Италии род происходил из Испании. Сами они считали своими славными предками древних королей Арагона. Возвышение их фамилии началось в середине ХV столетия, с кардинала Альфонсо Борджиа, ставшего на склоне лет Папой Каликстом III. Он пользовался безусловным уважением как сдержанный и честный правитель. И все-таки уже тогда не обошлось без недовольного ропота: дескать, новоиспеченный понтифик очень уж активно окружает себя своими земляками-каталонцами и собственной родней! Правой рукой Каликста стал его племянник Родриго, деятельный и честолюбивый молодой человек. Получив кардинальскую шапку и обширные владения, а затем должность вице-канцлера Церкви, он зарекомендовал себя талантливым администратором и многое сделал для укрепления позиций Ватикана. Путь Родриго к вожделенной тиаре оказался долгим и непростым.

После Каликста он пережил еще трех пап, и лишь в 1492-м, когда ему исполнился 61 год, стал Александром VI. Судачили, что выскочка-испанец добился избрания на высочайший пост исключительно с помощью туго набитого кошелька – однако нельзя не учитывать, что ему на руку сыграли умение ждать и дипломатические способности: он удачно использовал момент противостояния между враждующими семьями Орсини и Колонна, и его кандидатура стала компромиссным вариантом. Жизнерадостный, энергичный и полный сил Родриго совсем не отличался сдержанностью своего дяди. Аскетизм проявлял разве что в пище, строго соблюдая посты и экономя на мясе. Но в личной жизни этот человек был сам себе законом.

У него было множество любовниц и еще больше незаконных детей. Однако любвеобильный прелат был по-своему джентльменом – он преданно заботился как о первых, так и о вторых, и отличался если не верностью, то постоянством: много лет его подругой была римлянка Ванноца (Джована) деи Каттанеи, подарившая ему четырех детей. Средние из этих отпрысков – сын Чезаре и дочь Лукреция – стали самыми скандально известными в истории членами семейства Борджиа. В незаконных отношениях Ваноццы и Родриго было немало трогательного. В 1480 году, когда родилась Лукреция, ее матери было уже 38: для дамы в ту эпоху весьма солидный возраст!

Кардинал сам подыскивал своей возлюбленной одного за другим состоятельных мужей, и после нескольких вдовств у нее во владении оказалось три гостиницы, несколько жилых домов и ломбард. Даже когда их связь прекратилась (вскоре после рождения младшего брата Лукреции Джоффре Родриго нашел новую фаворитку, молодую Джулию Фарнезе), он регулярно навещал своих детей и всегда пекся об их благополучии. Да так основательно, что один из дипломатов позже язвительно заметит: «Десяти папств было бы недостаточно, чтобы насытить этот рой родственников!» Жизнь детей Ваноццы круто изменилась, когда их папа стал Папой Римским. Старший его сын, Джованни, стал герцогом Гандийским и, несмотря на юность, назначен командующим папскими войсками. Чезаре был на год моложе, и хотя по характеру больше брата подходил для военной службы, его готовили к духовной карьере: он получил епископства в Валенсии и Памплоне, а вскоре стал кардиналом. Для Лукреции стали подыскивать хорошую партию. Юная Борджиа в то время воспитывалась в доме родственницы Родриго Адрианы де Мила. Очаровательное золотоволосое создание с милыми непосредственными манерами, плюс острый ум и легкий, солнечный характер. Чудесный козырь в игре нового властителя Ватикана! Собственно, карты в этой игре «были сданы» еще раньше: уже к 11 годам девочка была помолвлена с одним испанским дворянином, но не успела она увидеть своего жениха, как он получил отставку ради более знатного своего соотечественника.

После 1492 года от планов выдать Лукрецию за испанца и вовсе отказались: Борджиа нужно было укреплять свою власть на итальянских землях. В мужья «племяннице» Папы Римского теперь предназначался богатый вдовец Джованни Сфорца – владетель Пезаро из могущественного рода герцогов Милана. Свадьба Лукреции и Джованни потрясла воображение жителей Рима и высоких гостей. Папа Александр VI вообще питал слабость к роскошным церемониям: одни только торжества по случаю его возведения на престол продолжались несколько недель. Бракосочетание папской дочери тоже превратилось в веселый и совершенно светский праздник, с пышными шествиями, огненными танцами и показом мирских комедий. Веселая и любящая развлечения 12-летняя девочка явно радовалась происходящему, несмотря на то, что жених был навязан ей…

 

Другие номера издания «Личности»

№ 22/2009
№ 21/2009
№ 20/2009
№ 19/2009
№ 17/2009
№ 16/2008