Личности 19/2009

Михаил Дубинянский

ОТТО БИСМАРК: ЖЕЛЕЗОМ И КРОВЬЮ

«Не речами и постановлениями большинства решаются великие вопросы времени, а железом и кровью!» – утверждал легендарный немецкий канцлер. Ему удалось создать единую мощную немецкую державу, однако время все расставило по своим местам: беспощадный принцип «железом и кровью» оказался бомбой замедленного действия, погубившей любимое детище Отто Бисмарка

Будущий объединитель Германии родился 1 апреля 1815 года в родовом имении Шенхаузен, к северо-западу от Берлина. Бисмарки были типичными прусскими юнкерами – мелкопоместными дворянами. Предки юного Отто верой и правдой служили прусской династии Гогенцоллернов на гражданском и военном поприщах. Среднее образование Бисмарк получил в Берлине, сменив три учебных заведения – частную школу Пламана, гимназию Фридриха Вильгельма и гимназию Грауэн Клостер.

Особыми успехами мальчик не блистал: он органически не переносил скучную зубрежку. Впрочем, Отто неплохо изучил французский, интересовался историей дипломатии и военного искусства. Весной 1832-го семнадцатилетний Бисмарк отправился в Геттингенский университет. Родители предполагали, что там юноша изучит право и в дальнейшем поступит на дипломатическую службу. Учеба в университете тоже не особенно увлекала Бисмарка. Зато бравый студент уделял немало времени дружеским попойкам, азартным играм, любовным похождениям и экстравагантным выходкам. Шокируя местных бюргеров, Отто появлялся на улицах Геттингена в кричащем ярко-зеленом фраке с фалдами до пят и в сопровождении громадного дога Ариэля. Он бил окна нелюбимым профессорам, но из уважения к профессорским дочкам использовал вместо камней пряники и леденцы. Университетское начальство ничего не могло поделать с дерзкими проделками буршей: усмирить молодых дворян, убежденных в своей исключительности, было нереально. Непременную часть студенческого кодекса чести составляли дуэли – по любому поводу. За три семестра, проведенные в Геттингенском университете, Бисмарк дрался на саблях 25 раз, заработал эффектный шрам на щеке и чрезвычайно им гордился.

Из-за финансовых проблем юноше пришлось оставить Геттинген и продолжить образование в Новом столичном университете Берлина, где он защитил диссертацию по философии и политической экономии. «Я стану или величайшим негодяем, или величайшим преобразователем Пруссии», – писал Бисмарк в 1834 году одному из друзей. Отто собирался начать карьеру на дипломатическом поприще. Но тогдашний министр иностранных дел отказал Бисмарку, посоветовав найти место в какомнибудь административном учреждении – в молодом человеке с репутацией гуляки и дуэлянта нелегко было разглядеть будущую звезду европейской дипломатии! В 1837 году Бисмарк стал референтом окружного управления в Аахене, потом занимал аналогичную должность в Потсдаме; в следующем году поступил на военную службу, записавшись в Гвардейский егерский полк.

Однако неизбежное строгое подчинение чужой воле пришлось молодому Бисмарку не по душе. Тем не менее, эти годы дали Отто фон Бисмарку административный и военный опыт, который так пригодился ему впоследствии. После смерти матери в 1839 году Бисмарк оставил службу и занялся хозяйством, поселившись в родовом гнезде. Но вскоре и рутинные хозяйственные заботы наскучили молодому помещику. Неукротимый темперамент Бисмарка требовал чего-то другого. Периоды нешуточной депрессии сменялись диким разгулом, попойками, карточной игрой и скандальными выходками. Отто мог выстрелить из пистолета над самым ухом заснувшего приятеля или явиться в чужую гостиную с лисицей на поводке.

Соседи прозвали его «бешеным юнкером». В 1846 году Бисмарк влюбился в дочку соседского помещика Иоганну фон Путкамер. Родители девушки не спешили давать согласие на брак, и в один прекрасный день Отто ворвался к ним в дом, на глазах у отца и матери схватил в объятия Иоганну и воскликнул: «Соединенное Богом люди разъединять не должны!» Растроганные родители сдались. Женитьба несколько остепенила Бисмарка. Он боготворил супругу и часто повторял: «Вы представить себе не можете, что из меня сделала эта женщина». Но все-таки тихая семейная жизнь плохо сочеталась с деятельной натурой Бисмарка, и в 1847-м он твердо решил испробовать свои силы в политике. Собственно говоря, немецкой политики в те годы не было, как не существовало и единой Германии. Немецкая нация была разделена еще со Средневековья, и в середине XIX века Германия оставалась раздробленной на тридцать с лишним королевств, герцогств, княжеств и вольных городов. В каждом из них было свое правительство, свои законы, своя армия. Их жители считали себя в первую очередь баварцами, саксонцами, гессенцами, подданными династии Виттельсбахов, Мекленбургов или Вюртембергов, а уж затем – немцами. Раздробленность мешала экономическому развитию Германии и делала немцев разменными пешками в игре великих держав. О необходимости воссоединения говорили многие, но дело не продвинулось дальше Германского союза – достаточно рыхлой и противоречивой конфедерации.

Среди карликовых герцогств и княжеств выделялись две мощные силы, претендовавшие на роль объединителя немецких земель – Австрийская империя и Прусское королевство. «Мы счастливы быть пруссаками!» – говорил Отто фон Бисмарк. В мае 1847 года патриотичный помещик стал депутатом прусского парламента – ландтага. Это было время ожесточенного противостояния либералов и консерваторов-монархистов. Прусский монарх Фридрих Вильгельм IV созвал парламент, чтобы получить деньги на строительство железной дороги, но строптивые депутаты потребовали от короля конституции. Бисмарк был горячим сторонником монархии. Он считал, что прусские короли получили власть от Бога и ответственны лишь перед ним одним…

 

Другие номера издания «Личности»

№ 22/2009
№ 21/2009
№ 20/2009
№ 18/2009
№ 17/2009
№ 16/2008