Личности 22/2009

Светлана Филонова

СЭР ТОМАС МОР И ЕГО ВРЕМЕНА

«Мор – человек ангельского ума и редкостной учености, – писал Роберт Уиттингтон, один из современников и почитателей знаменитого писателя и философа. – Равных ему я не знаю. Ибо где еще найдется человек такого благородства, скромности и любезности? И если то ко времени – предающийся удивительной веселости и потехе, в иное же время – грустной серьезности. Человек для любого времени года»

Экранизация известной пьесы Роберта Болта  «A man for all seasons» до русскоязычных зрителей дошла под названием «Человек на все времена». Перевод оказался точнее оригинала. Без малого пять столетий каждое новое поколение находит свой повод, чтобы вспомнить о Томасе Море. Уже в 1593 году была написана пьеса «Сэр Томас Мор». Существует предположение, что автор, как минимум, некоторых ее сцен – Уильям Шекспир. Это по сей день вопрос спорный, но бесспорно то, что одна из самых известных пьес великого драматурга, «Ричард III» – по сути дела инсценировка «Истории короля Ричарда» Томаса Мора. В XIX столетии левые прочли «Золотую книгу, столь же полезную, как и забавную, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопии» Томаса Мора и с пролетарской серьезностью сделали из прочитанного далеко идущие выводы.

В том же веке, в 1886 году, папа Лев XIII, который, как известно, первым предупредил мир об опасности левых движений, беатифицировал Томаса Мора. В прошлом, ХХ столетии интерес к Томасу Мору на Западе возрос настолько, что еще чуть-чуть – и достиг бы уровня его прижизненной славы. О Море писали научные статьи, монографии и популярные книжки; снимали фильмы и ставили спектакли. В 1999 году Центр изучения наследий Томаса Мора в США завершил многолетний труд по изданию полного собрания сочинений великого гуманиста в 15 томах. На сегодняшний день существует международное общество Томаса Мора. В Польше активно действует Фонд поддержки гражданских инициатив имени Томаса Мора, в Германии одному из политиков ежегодно присуждается премия имени Томаса Мора. В 1935 году – крайне непростой момент в судьбе человечества – папа Пий XII причислил Томаса Мора к лику святых. В 2000-м, на пороге нового тысячелетия, Иоанн Павел II провозгласил его небесным патроном всех политиков и глав государств, полагая, что во все времена никто не сумеет наставить их на путь истинный лучше, чем Томас Мор – поэт, мыслитель, богослов, святой, отдавший жизнь за единство церкви, но прежде всего – живой контраргумент макиавеллевскому «Князю».

Томас Мор родился в Лондоне 6 февраля 1478 года – девятью годами позже Макиавелли и пятью годами раньше Лютера. Он был на пять лет моложе Коперника и на три – Микеланджело. Мору было 14, когда на святой Престол взошел папа Александр VI Борджиа, само имя которого стало синонимом порока. В том же году Колумб открыл Америку. Это было время немыслимых прежде взлетов человеческого духа и время глубочайших его падений.

Мир европейцев словно бы не вмещался (даже географически!) в прежние рамки. Все менялось – в том числе и представления о добре и зле, – отрывалось от своих основ. Раскалывалось на части то, что еще вчера казалось нерушимым, и возникало то, чего прежде никто не мог представить. И в это время Мору предстояло жить. Но поначалу жизнь его текла в духе старых традиций. Окончив одну из лучших начальных школ Лондона – школу Святого Антония, Мор, как и полагалось сыновьям состоятельных родителей, в 12 лет поступил на службу к влиятельной особе.

Ему повезло: он попал к архиепископу Кентерберийскому Джону Мортону, человеку не только влиятельному, но и высокообразованному. Он первым понял, что его новый паж обладает задатками гениальности, и убедил его отца, Джона Мора, отправить юношу в Оксфордский университет, что и произошло в 1492 году. Спустя два года Томас вернулся в Лондон. Он был дворянином всего во втором поколении – Джон Мор, потомственный юрист, получил дворянский титул, став королевским судьей, а стало быть, не был свободен от традиции верности фамильной профессии. Как и все его дедушки и прадедушки, Томас должен был стать юристом. И он им стал, правда, не без колебаний. В течение нескольких лет Мор был тесно связан с орденом картезианцев (неким оазисом, не замутненным пороками тогдашней Католической церкви), намеревался войти в число его членов и принять сан священника. Этого не случилось – церковь не получила умного и талантливого служителя, в чем она в ту пору очень нуждалась. Но мир получил праведника, что, возможно, было важнее. В 1502 году Мор стал полноценным и полноправным адвокатом и начал свою карьеру «покровителя всех нуждающихся, всегда готового поддержать угнетенного, вызволить стесненного и обремененного». Так скажет о нем впоследствии Эразм Роттердамский. Они познакомились в 1499 году и стали друзьями на всю жизнь. Эразм называл Мора своим братом-близнецом и говорил, что любит его более, нежели самого себя.

Можно предположить, что в XVI веке такие качества, как принципиальность и безусловная честность, помноженные на острый ум и эрудицию, были не меньшей редкостью, чем сегодня. Иначе как объяснить, что всего за два года своей адвокатской деятельности Мор стал известным и уважаемым человеком в городе? В 1504 году лондонцы избрали его в парламент в качестве члена Палаты общин. По иронии судьбы именно в этом году король Генрих VII потребовал утверждения новых субсидий. В подобных просьбах королю Палата общин, как правило, не отказывала. Но на сей раз Томас Мор, «безбородый мальчишка», как докладывали потом монарху, с блеском талантливого адвоката изложил безосновательность притязаний короля и убедил депутатов их отвергнуть. Реакцию Генриха VII нетрудно себе представить…

 

Другие номера издания «Личности»

№ 21/2009
№ 20/2009
№ 19/2009
№ 18/2009
№ 17/2009
№ 16/2008