Личности 23/2010

Яна Дубинянская

МИТРИДАТ VI ЕВПАТОР: ЗАГАДКИ ЧЕЛОВЕКА-ГОРЫ

Его именем названа гора в Керчи, у подножия которой он, по преданию, похоронен – хотя на самом деле это не так. И все в биографии этого великого правителя и полководца античности балансирует на грани легенды и «на самом деле». Причем последнее особенно зыбко

Чем дальше отстоят от нас времена, тем с меньшей мерой точности можно говорить и судить о тогдашних событиях и судьбах. Античность – эпоха слишком далекая, чтобы с полным правом про- износить слово «достоверность», независимо от контекста. Два с лишним тысячелетия окончательно размывают грань между божеством и правителем, историческим событием и легендой, мифологией и жизнью. И еще неизвестно, существовала ли эта четкая грань тогда, две с лишним тысячи лет назад.

Первое, от чего приходится отказаться, начиная пристально присматриваться сквозь наслоения «культурного слоя» к отдельной личности тех времен, – наши привычные представления о челове- ческой этике, о добре и зле. Моральные нормы отличались от общепринятых современных карди- нально. Героическому персонажу античности прощается жестокость и вероломство, убийства род- ственников и женщин, казни соратников, грабеж и резня побежденных народов и многое другое. Добро в том мире – победы, присоединение новых земель, поражение и гибель врагов, иначе говоря, все то, из чего слагается величие, а победителей, по древней же максиме, не судят.

Но этический барьер – не единственное препятствие на пути к пониманию личности нашего героя. Слишком многие вещи в его биографии не укладываются в рамки не только наших привычных понятий о морали, но и куда более древней и точной дисциплины – логики, здравого смысла. А многое из того, что обеспечило ему титул поистине великого человека, остается необъяснимым даже после всех скидок на мифологическую гиперболизацию образа. Необъяснимым вообще.

Митридат VI Евпатор родился в 132 году до н. э., почти через двести лет после смерти Александра Македонского, правителя, с которым его часто будут сравнивать и которому он сам будет подражать всю свою жизнь, не в пример более долгую. Именно после смерти Александра Великого началась эллинистическая эпоха, когда на смену автономным городам-государствам пришли крупные царства, возникшие на развалинах его империи. Синопа, где родился Митридат, была столицей Понтийского царства, расположенного на берегу Черного моря – Понта Эвксинского. Государство тогда было довольно скромным по размерам, а в культурном отношении пребывало где-то между персидской и эллинской традициями.

Отец нашего героя, Митридат V Эвергет из династии Ахеменидов, пытался расширять границы страны и укреплять ее независимость от Римской империи. Пока он воевал, набирал наемников и проводил разведку где-то в пограничных областях, его жена, царица Лаодика, сирийская принцесса, долго прожившая в Риме, вела свои двойные политические игры, и однажды вскоре после возвращения в Синопу царь был убит: похоже, что в результате заговора, к которому имела непосредственное отношение и его супруга.

Осталось пять дочерей и два сына – оба Митридаты, оба по завещанию отца наследники престола и, весьма вероятно, близнецы (некоторые историки говорят о старшем и младшем брате, но одно не исключает другого). С братом нашего героя, Митридатом Хрестосом, вообще мало что понятно, его если и вспоминают, то, вполне в духе мифологической традиции, для контраста – как болезненного, слабого мальчика. Митридат же Евпатор с младенчества проявил себя опять же целиком в духе античного мифа. Рассказывали, что в его колыбель ударила молния, пеленки загорелись, а младенец остался невредим, не считая метки на лбу, оставшейся на всю жизнь. Если кто не помнит, аналогичная история произошла в детстве с богом Дионисом, чье имя Митридат тоже будет носить, и на это стоит обратить отдельное внимание. В античном мире вообще придавали большое значение именам. Мальчиком он был физически сильным, красивым, способным к языкам, наукам и искусствам – достойным наследником престола. Но после смерти отца безоблачное время ученичества царевича заканчивается – и начинается череда покушений на его жизнь. Для начала с маскировкой под несчастный случай: вот Митридату подводят дикого коня – и надо же, мальчик справляется не хуже, чем некогда Александр! Потом в дело идет яд, но Митридат осторожен, принимает противоядия перед едой, а по другой версии, он уже тогда обладал своим знаменитым и труднообъяснимым иммунитетом, о чем немного позже. Однако очевидно, что обстановка при дворе становится все более опасной. Историки пояс- няют это просто: избавившись от мужа, царица Лаодика вошла во вкус. Неограниченная власть имела для нее гораздо большую ценность, чем жизнь сына. Тут просматривается явная логическая неувязка, ведь о покушениях на Митридата-второго, тоже наследника, не сообщается ничего. Впрочем, возможно, он просто «стоял следующим в очереди». И тогда Митридат исчезает, пускается в бега на семь лет, что само по себе отдает законами мифа. Где он провел эти семь лет, не знает никто...

Полную версию читайте в журнале Личности №23

Другие номера издания «Личности»

№ 28/2010
№ 27/2010
№ 26/2010
№ 25/2010
№ 24/2010
№ 22/2009