Личности 28/2010

Владимир Дмитренко

ИМПЕРАТОР ТРАЯН: РИМ НА ПИКЕ МОГУЩЕСТВА

Он стал первым «провинциалом» среди римских императоров и последним среди них, в чье правление были осуществлены крупные завоевательные походы. Именно в этот период Римская империя достигла максимальных размеров, и продолжать захваты новых территорий у нее уже не было сил

Вторая половина первого века нашей эры была весьма непростым временем для Римской империи. В 68-69 годах государство сотрясали междоусобицы. Сначала наместники нескольких провинций подняли восстание против императора Нерона, и в 68 году Гальба сверг его. А 69 год и вовсе вошел в историю, как «год четырех императоров»: уже в январе сам Гальба был свергнут Отоном, через два месяца последний был разбит и свергнут Вителлием, а спустя несколько месяцев и Вителлий был разбит, схвачен и казнен новым императором – Веспасианом.

Гражданские войны были хоть и недолгими, но весьма разорительными. Веспасиану и его старшему сыну и соправителю императору Титу ценой больших усилий удалось мало-помалу восстановить хозяйство империи. Но в правление младшего сына Веспасиана – императора Домициана, трудности империи вновь начали обостряться. Участились нападения германских племен на римские провинции к западу от Рейна, а придунайские провинции стали подвергаться постоянным вторжениям племени даков, живших на территории современной Румынии. Лишь в 88 г. римляне все же смогли нанести поражение воинственным соседям. Тем временем осложнилось положение и в самом Риме. Император Домициан старел, детей у него не было, и это обстоятельство вызвало скрытую, тайную, но яростную и все более нарастающую борьбу за власть между группами влияния, каждая из которых стремилась выдвинуть своего преемника престола. Заговоры возникали один за другим. Не успевал Домициан расправиться с одними заговорщиками, как его спецслужбы выявляли все новых и новых. К концу своего правления, пережив ряд заговоров, Домициан стал становиться все более подозрительным.

Пользуясь этим, некоторые из вельмож принялись сводить счеты со своими соперниками при помощи ложных обвинений. Разобраться, где правда, а где ложь, становилось все сложнее. Если император выявлял и казнил заговорщиков, по Риму ползли слухи, что казненные пали жертвой ложных наветов, что наносило вред авторитету властителя. Домициан как-то раз даже горько пошутил, что никто не верит и не поверит в покушения на жизнь императора, пока одно из них не увенчается успехом. Слова эти оказались пророческими. В 96 году он был убит в спальне своего дворца.

Римская знать радовалась окончанию правления Домициана. Но большинство солдат, особенно солдаты преторианской гвардии, были возмущены его убийством и мечтали отомстить заговорщикам. Какое-то время новому императору удавалось маневрировать, не вызывая обострения отношений между сторонами. Но уже в 97 г., через несколько месяцев после прихода Нервы к власти, преторианская гвардия подняла бунт, захватила дворец и расправилась со всеми причастными к заговору против Домициана, а сам Нерва оказался практически заложником в собственном дворце. Чтобы спастись, унять бунт и не ввергнуть империю вновь в пучину междоусобиц, Нерва предпринял единственно возможное и правильное в его тогдашнем положении решение: усыновил и объявил своим преемником «цезарем» одного из самых популярных в то время римских полководцев – Марка Ульпия Траяна.

Траян, в отличие от своих предшественников, происходивших из высшей римской знати, был выходцем из провинции. Его семейство происходило из небольшого городка Тудер в Умбрии – гористой местности к северо-востоку от Рима. Оттуда предки Траяна перебрались в римскую провинцию Бетика в Испании, где и обосновались. Нет, Траян не был простолюдином. Его отец, которого также звали Марк Ульпий Траян, уже при императоре Веспасиане занимал высокие военные и гражданские посты. Своего сына он, конечно же, мог оградить от многих трудностей, но делать этого не стал. Начав свою карьеру предельно скромно – простым легионером, а не в ранге военного трибуна, как большинство отпрысков римской знати, и даже не центурионом, будущий император довольно успешно продвигался по службе. С каждым годом он занимал все более весомое положение в римском обществе. В 91 году Траян был избран одним из консулов, а в последующие годы отличился, командуя римскими войсками к западу от Рейна, где в то время находилась самая крупная группировка римских войск. Поэтому когда император Нерва, приняв решение усыновить Траяна, присвоил ему, помимо титула «цезарь», еще и почетный титул «Германик» («победитель германцев»), воины посчитали такую награду вполне заслуженной.

После смерти Нервы армия и сенат единодушно провозгласили его императором, но еще полтора года он оставался в Германии, завершая строительство укреплений вдоль Рейна. Такая последовательность и отсутствие суетливости свидетельствуют об уверенности Траяна в преданности войск и прочности своего положения, причем не только в Германии, но и по всей империи. Управление страной он считал своим долгом, а не привилегией.

Другие номера издания «Личности»

№ 27/2010
№ 26/2010
№ 25/2010
№ 24/2010
№ 23/2010
№ 22/2009