Личности 29/2011

Александра Маленко

БЕНВЕНУТО ЧЕЛЛИНИ: ПРИШЕДШИЙ В МИР БЛАГОСЛОВЕННЫМ

Его жизнь, творчество – все загадки. Он как будто и дал к ним ключ, оставив объемный труд с заглавием обстоятельным, как запись в старинной метрической книге: «Жизнь Бенвенуто Челлини, сына маэстро Джованни Челлини, флорентийца, написанная им самим во Флоренции», но этим еще больше озадачил...

«Жизнь Бенвенуто Челлини» – это яркий занимательный роман: страсти, пугающая откровенность, эмоции… И – вымысел. Мемуарист беспристрастно повествует о жизни папского двора, обычаях при дворе Франциска I и интригах флорентийского герцога Козимо Медичи, но в том, что касается его персоны, автор, мягко говоря, объективность утрачивает. К тому же, исследователи пришли к выводу, что Челлини обладал досадным свойством путать географические названия и имена людей. И все же «Жизнь…» – ценнейший источник информации об этом незаурядном человеке: книга хотя бы отчасти поясняет, где искать более точные ориентиры. Что же известно наверняка?

Челлини – личность в истории искусств выдающаяся: замечательный ювелир, художник, скульптор, медальер, достойный последователь Микеланджело, которого называл своим учителем. Он также музыкант, поэт и литератор. Но – не образец человека образованного: не знал ни греческого, ни латыни, плохо ладил даже с итальянской грамматикой, читал мало… А вот написанные им трактаты об искусствах содержат весьма ценные поучения и советы. Благородство металла, из которого были изготовлены прекраснейшие творения мастера, сыграло с ними злую шутку – в разное время и разными правителями многие из них были безжалостно переплавлены, великолепная застежка для облачения Климента VII, превращенная в безликий золотой слиток, была отдана в качестве контрибуции Бонапарту. Но и то немногое, что дошло до наших дней, впечатляет: золотая солонка для Франциска I, ныне хранящаяся в Художественно-историческом музее Вены, медали и монеты для папы Климента VII и Алессандро Медичи... Несколько больше сохранилось скульптурных его работ: барельеф «Нимфа Фонтенбло», ныне хранящийся в Лувре, статуя Персея с головой Медузы в Лоджии деи Ланци, статуэтка борзой, бюст Козимо Медичи и барельеф «Спасение Андромеды» в Художественном музее Флоренции, во дворце Барджелло.

Там же находятся скульптурные композиции «Ганимед с орлом», «Нарцисс», «Аполлон и Гиацинт» – и в бронзе, и в мраморе; в Бостоне выставлен бюст Биндо Альтовити, в Сан-Франциско – мраморный бюст Козимо Медичи, а в испанском Эскориале, в бывшей резиденции Филиппа II, находится несравненной красоты и выразительности мраморное распятие. Челлини не слишком церемонился с коллегами по цеху и хвалил кого-нибудь редко. Его одобрения удостаивались только лучшие. Современники в большинстве своем тоже не спешили расточать ему похвалы.

Его опасались и хаять, и превозносить, чтобы не накликать на свою голову беды – Челлини был горяч на руку, если кому-то случалось ему не угодить. С равной ловкостью орудовал он и кистью, и резцом, и кинжалом, а о своем взрывном характере написал чистую правду.

Есть тому подтверждения и в переписке знавших его людей. А вот чтобы выяснить, как выглядел этот великий и, несомненно, узнаваемый в свое время человек, исследователям довелось немало попотеть. В его 600-страничном опусе нет ни одного автопортрета! И ведь за написание мемуаров он взялся, пребывая под домашним арестом (в 1557м Совет Восьми на четыре года удалил его от людей по обвинению в содомии), а потому имел время набросать собственное изображение. И, судя по тому, что в описи имущества действительно значится автопортрет в ореховой раме, он это сделал. Но картина исчезла... Во Флоренции в центре главного моста установлен бюст мастера, однако выполнен он по словесным описаниям. В Палаццо Веккио сохранился портрет Челлини на фреске работы Джорджо Вазари – изображение глубокого старца; есть еще два портрета, предположительно того же Вазари. Один из них практически повторяет изображение на фреске (или же наоборот, портрет на фреске был писан с него), второй представляет нам более молодого и франтовато разодетого Бенвенуто; гравюры с этого второго портрета украшали мемуары мастера, издаваемые в последующих столетиях в разных странах.

В 2005 году в газете Telegraph появилось сообщение, что приобретенный частным коллекционером за год до того портрет неизвестного мужчины кисти неизвестного художника в результате экспертизы, проведенной «специалистами одной из парижских лабораторий», признан автопортретом Бенвенуто Челлини. Написан он якобы на родине мастера между 1555-м и 1565-м годами. Согласно тому же источнику, владелец не намерен был расставаться со своим сокровищем и застраховал его на солидную сумму. Кстати, по утверждению коллекционера, с просьбой провести всестороннее исследование он обращался и к итальянским властям, но ему было отказано. Предполагают, что лицо Челлини имеется на затылке его бронзового Персея, на барельефе «Спасение Андромеды» и даже на плече Козимо I. Похоже, Великий шутник эпохи Возрождения не слишком доверял холстам и «вечной» флорентийской бумаге и предпочел запечатлеть свой образ и в более прочных материалах.

Егор Скворцов
27 Декабря 2015
Рассказывают, что однажды один маленький мальчик вернулся домой из школы и передал матери письмо от учителя. Ни с того ни с сего мама вдруг начала плакать, а затем зачитала сыну письмо вслух: «Ваш сын — гений. Эта школа слишком мала и здесь нет учителей, способных его чему-то научить. Пожалуйста, учите его сами». Много лет после смерти матери он пересматривал старые семейные архивы и наткнулся на это письмо. Он открыл его и прочитал: «Ваш сын — умственно отсталый. Мы не можем больше учить его в школе вместе со всеми. Поэтому рекомендуем вам учить его самостоятельно дома». Мальчика звали Томас Эдисон и к тому времени он уже стал одним из величайших изобретателей века. Эдисон прорыдал несколько часов подряд. Затем он записал в свой дневник: «Томас Алва Эдисон был умственно отсталым ребенком. Благодаря своей героической матери он стал одним из величайших гениев своего века».

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011