Личности 29/2011

Яна Дубинянская

ВЛАДИСЛАВ ДВОРЖЕЦКИЙ: ПРЕРВАННЫЙ БЕГ

«Нередко мы говорили с ним о его ослепительной внезапной популярности, о зрительской любви к нему, несмотря на имидж актера отрицательного обаяния, вспоминал друг Дворжецкого Дмитрий Виноградов. – Мне мерещился какой то секрет, что то вроде фаустовской сделки с Мефистофелем, а он лишь посмеивался, лукаво прикрывая свои пустынные глаза…»

Отец Владислава Дворжецкого Вацлав Янович только после смерти старшего сына начал говорить о нем как о хорошем актере; прежде он вообще отказывал сыну в каком-либо актерском таланте. Интересно, что их кинематографический дебют состоялся практически одновременно: 29-летний Владислав сыграл белогвардейского генерала Хлудова в «Беге», 56-летний Вацлав – немецкого офицера Лансдорфа в картине «Щит и меч». Но достойной точкой приложения и мерилом актерской профессии Дворжецкий считал только сцену.

Вацлав Дворжецкий родился в Киеве (в семье, как можно догадаться по звучной фамилии, польских дворян) еще до революции. Учился в театральной студии и параллельно – в политехническом институте. Ему, студенту и начинающему актеру, не исполнилось и двадцати, когда его арестовали в 1930-м. После освобождения в 1937-м Дворжецкому-старшему разрешили поселиться в Омске, где он встретил балерину Таисию Рэй. Они поженились, 26 апреля 1939 года родился Владислав, а осенью сорок первого его отца забрали повторно. «В декабре 1945 года из Омского ИТАК я вернулся со справкой об освобождении, – вспоминал Вацлав Янович. – Владику исполнилось семь лет. Я любил его и надеялся на ответное чувство. А меня встретил… волчонок. И неудивительно.

Мать, пока я сидел, убеждала: «Отец на фронте». А мальчишки на улице кричали: «Твой отец – немецкий шпион». Каково? Болезненный, голодный (однажды даже мыло съел, пока мать работала), затравленный окружающими, Владик и на мир поэтому смотрел зверенышем». Семья не воссоединилась: в лагере у Вацлава Дворжецкого появилась другая женщина, родилась внебрачная дочь, и жена, узнав об этом, подала на развод. В начале 1950-х Дворжецкий снова женился: в Омский драмтеатр, где он работал, распределили выпускницу ГИТИСа, режиссера Риву Левите.

Подросток Владик часто бывал в новой семье отца, в шутку называл Риву «любимой мачехой», а когда Вацлав Янович с женой получили предложение работы в Саратовском драмтеатре, согласился поехать с ними. О том, что отношения были всетаки сложными, свидетельствует факт, что в 1957м, окончив школу, он без предупреждения внезапно уехал из Саратова. Через несколько дней отец и мачеха получили письмо: Влад вернулся в Омск и подал документы в медицинское училище. Своей последней любимой женщине Наталье Литвиненко Владислав рассказывал, что врачом он захотел стать, потому что медиком был отец его первой саратовской любви, тоже Наташи.

Через много лет, будучи в Саратове, он попытался разыскать эту Наташу, и по зову местных мальчишек навстречу ему вышла другая четырнадцатилетняя девочка. В 1960 году у Ривы Левите и Вацлава Дворжецкого родился сын Евгений. Тоже в будущем известный актер и тоже с короткой, трагически оборвавшейся жизнью. Узнав о рождении брата, Влад прислал отцу телеграмму: «Я слышал – у вас опять ребенок?» В том же году он окончил училище (по специальности «фельдшер-акушер»), был призван в армию и уехал служить очень далеко – на Сахалин. И к изумлению всех, кто его знал, решил там остаться. Как-то раз, придя на танцы в Дом офицеров сахалинского поселка Анива, армейский фельдшер Владислав Дворжецкий увидел девушку в платьице в горошек и подошел к ней: «Горошек, разрешите вас пригласить?» Девушку звали Альбина. Вскоре они поженились. Дворжецкий демобилизовался, устроился работать заведующим аптекой, родился сын Саша – счастливая молодая советская семья. И все рухнуло через три года: однажды Владислав внезапно и практически без вещей вернулся к матери в Омск. Владислав собирался поступать в мединститут, но опоздал к подаче документов, и мама предложила ему пойти в театральную студию при Омском ТЮЗе, где сама преподавала хореографию. Сначала речь шла только о том, чтобы не потерять год, но Владислав втянулся, и в 1967 году студию окончил. К этому времени у него уже была вторая семья: женой его стала совсем юная Светлана Пиляева. В Омский драматический театр они пошли работать вместе, а через год родилась дочь Лида. В драмтеатре Владислава Дворжецкого, уже довольно немолодого для дебютанта –  ему исполнилось 28 лет, – звали Владиком и держали на проходных, эпизодических ролях. Отец относился к выбору сыном профессии со снисходительным недоумением, да и сам Владислав называл себя «актером массовочного характера». По общему мнению, Дворжецкому-младшему недоставало для театра ни темперамента, ни харизмы. Творческого удовлетворения не было, жизнь казалась неправильной, нарастало желание снова все оборвать и изменить: уйти в геологоразведочную экспедицию, например…

Егор Скворцов
27 Декабря 2015
Рассказывают, что однажды один маленький мальчик вернулся домой из школы и передал матери письмо от учителя. Ни с того ни с сего мама вдруг начала плакать, а затем зачитала сыну письмо вслух: «Ваш сын — гений. Эта школа слишком мала и здесь нет учителей, способных его чему-то научить. Пожалуйста, учите его сами». Много лет после смерти матери он пересматривал старые семейные архивы и наткнулся на это письмо. Он открыл его и прочитал: «Ваш сын — умственно отсталый. Мы не можем больше учить его в школе вместе со всеми. Поэтому рекомендуем вам учить его самостоятельно дома». Мальчика звали Томас Эдисон и к тому времени он уже стал одним из величайших изобретателей века. Эдисон прорыдал несколько часов подряд. Затем он записал в свой дневник: «Томас Алва Эдисон был умственно отсталым ребенком. Благодаря своей героической матери он стал одним из величайших гениев своего века».

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011