Личности 29/2011

Михаил Дубинянский

ШАРЛЬ МОРИС ТАЛЕЙРАН: ГЕНИЙ ИНТРИГИ

«Вы слышали, Талейран умер!» – «Интересно, зачем ему это понадобилось?» Эта шутка, рожденная парижскими остряками в мае 1838 года, стала лучшим некрологом виртуозному политику и дипломату, человеку, чье имя – синоним хитрости, ловкости и беспринципности. Гениальный интриган пережил Французскую революцию, Директорию, Империю, Реставрацию и новую революцию, неизменно оставаясь в выигрыше. Он переиграл саму Историю!

Шарль Морис де Талейран-Перигор родился 2 февраля 1754 года в аристократической, но обедневшей семье. Родители не собирались возиться с маленьким сыном: сразу же после крещения он был передан кормилице и отправлен в парижское предместье Сен-Жак. Чужая женщина уделяла Шарлю мало внимания. Однажды забытый на комоде ребенок упал с него, при падении сломал правую ногу и на всю жизнь остался калекой: сильно хромал, передвигался с помощью костыля, а поврежденную ногу приходилось заключать в специальный кожаный футляр. Подросший мальчик был определен в коллеж Аркур и бывал дома лишь раз в неделю. В 12 лет он тяжело переболел оспой, но родители даже не явились проведать сына.

Из-за хромоты Шарль не годился для военной службы, и когда ему исполнилось пятнадцать, был отправлен отцом в духовную семинарию Сен-Сюльпис. Согласия юноши никто не спрашивал. Впоследствии Талейран скажет: «Первые годы нашей жизни влияют на всю последующую жизнь, и если бы я раскрыл вам, как провел свою юность, вы бы меньше удивлялись очень многому во мне». Будущий дипломат не знал родительской любви и был скован физическим увечьем. Одиночество закалило ум Талейрана, но оледенило его душу. Он вырос прожженным циником и эгоистом, привык никому не доверять, скрывать свои мысли и манипулировать окружающими. Завидные способности помогли Талейрану сделать успешную карьеру на церковном поприще: он получил аббатство в Реймсе, затем поднялся до генерального викария, занимался финансовым вопросами, касающимися церкви, и, наконец, в 34 года стал епископом Отенским. Бесконечно далекий от настоящей веры, Талейран предпочитал вести светский образ жизни в Париже: вращался в придворных кругах, заводил полезные знакомства, не брезговал кутежами и карточный игрой. «Главное – не быть бедным!» – любил повторять этот приземленный церковник.

Злоупотребляя служебным положением и занимаясь финансовыми спекуляциями, он постоянно приумножал свои доходы. Граф Мирабо, сталкивавшийся с Талейраном незадолго до революции, отзывался о нем так: «Это человек подлый, жадный, низкий интриган, ему нужна грязь и нужны деньги. За деньги он продал свою честь и своего друга. За деньги он бы продал свою душу и был бы прав, ибо променял бы навозную кучу на золото».

Но скверная репутация едва ли могла повредить Талейрану в предреволюционной Франции, где царила исключительная распущенность нравов, а роскошь дворцов разительно контрастировала с нищетой народа. Духовный сан и физический изъян не мешали многочисленным галантным приключениям Шарля Мориса. Утонченный и остроумный, он легко очаровывал парижских дам, но искренней любви к своим пассиям не испытывал. Женщины были только орудием в руках Талейрана: служили для плотских утех, составляли необходимую протекцию, являлись источником полезной информации, а то и дохода. Предприимчивый епископ мог выпросить у очередной любовницы драгоценное ожерелье и тут же заложить его в ломбарде.

«Кто не жил до 1789 года, тот не знает всей сладости жизни», – говаривал Талейран. Но вот пришел судьбоносный 1789: созыв Генеральных штатов, неповиновение депутатов, требования предоставить Франции конституцию, народное восстание в Париже. Через два дня после взятия Бастилии епископ Отенский тайком явился в королевский дворец и настаивал на жестких мерах. Пока не поздно, нужно стянуть в столицу надежные войска и потопить революцию в крови!

Но мягкий и слабовольный Людовик XVI отверг это предложение, и Талейран поспешил переметнуться в лагерь победителей. Вскоре выяснилось, что Талейран всей душой поддерживает принципы свободы и равенства. Он принял активное участие в работе Учредительного собрания, редактировал Декларацию прав человека и гражданина, а в октябре 1789-го выступил с поистине революционным предложением – национализировать церковные земли. Хитроумный епископ указывал, что церковное имущество не похоже на обычную частную собственность, а потому государство может завладеть им безо всякого выкупа, и эта мера абсолютно законна. Смелая инициатива моментально принесла ему популярность.

«Епископ осмелился нанести первый удар по священному колоссу!» – восторгались прогрессивные газеты. Консервативные дворяне и церковники обзывали Талейрана «предателем» и «расстригой», однако он не обращал внимания на ретроградов. Развивая свой успех, Талейран занялся революционным обновлением французского католичества. Папа Римский отлучил строптивца от церкви, но епископ Отенский призвал духовенство игнорировать команды Ватикана…

Егор Скворцов
27 Декабря 2015
Рассказывают, что однажды один маленький мальчик вернулся домой из школы и передал матери письмо от учителя. Ни с того ни с сего мама вдруг начала плакать, а затем зачитала сыну письмо вслух: «Ваш сын — гений. Эта школа слишком мала и здесь нет учителей, способных его чему-то научить. Пожалуйста, учите его сами». Много лет после смерти матери он пересматривал старые семейные архивы и наткнулся на это письмо. Он открыл его и прочитал: «Ваш сын — умственно отсталый. Мы не можем больше учить его в школе вместе со всеми. Поэтому рекомендуем вам учить его самостоятельно дома». Мальчика звали Томас Эдисон и к тому времени он уже стал одним из величайших изобретателей века. Эдисон прорыдал несколько часов подряд. Затем он записал в свой дневник: «Томас Алва Эдисон был умственно отсталым ребенком. Благодаря своей героической матери он стал одним из величайших гениев своего века».

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011