Личности 29/2011

Юрий Белецкий

«ЛЮБЛЮ» И «НЕНАВИЖУ»

Перевернута страница с 2010 годом. За этот год планета Земля пролетела вокруг Солнца почти миллиард километров – это мы вряд ли заметили. Заметили, однако, благодаря всезнающим СМИ, что кто-то поменял свой футбольный клуб и политические взгляды, а кто-то – крем для лица и мужа. Что ж, все течет, все меняется.

Еще одна перемена: мои современники слова «люблю» и «ненавижу» стали употреблять заметно чаще, а то и повсеместно, и, видимо, таким образом наиболее полно передают свое отношение к миру. И тут впору задуматься о том, почему употребление этой навечно связанной пары «люблю – ненавижу» стало доминировать. Почему все больше людей оценивают явления нашего мира по этому критерию и все меньше – по принципу «полезно – вредно».

Такая смена в оценках внешне малозаметна, но очень важна. Ведь «люблю – не люблю» радикально черно-белого цвета. Ничего не надо обсуждать – только искать единомышленников. Ни себе, ни другим доказывать ничего не надо, я уже сделал(а) выбор.… Более того, если ваш выбор иной, вы – мой враг.

«Люблю – не люблю» как принцип позволяет сегодня любить, а завтра ненавидеть. Для кого-то в этом искренность, честность, открытость. Если хотите, даже принципиальность. Рационалисты – они ведь ищут пользу, даже выгоду. А мы правду-матку режем….

Другой мир рождается из обычных, «меркантильно-рациональных подходов». Если оценивать явления вокруг как «вредные и полезные», то это уже не обрыв, а дорога. И есть много остановок в пути: «мы хотим сделать мир лучше, но пока не получилось», «он негодяй – но это наш негодяй», «с паршивой овцы – хоть шерсти клок», «любовь зла – полюбишь и козла».

Да, у спокойных рационалистов нет страсти, но есть надежность и постоянство. Они не бросят тебя при первой же ошибке или оговорке. Они помогают слабому и ценят прошлое, они нескоро закипают, но и остывают медленно…

Из этого вывод: власть и еда должны быть полезны, а любить надо людей, в крайнем случае – животных. И пожелание: читайте журнал «Личности». Он и полезен, и его можно любить.

В Новом году наш журнал – в новом формате. Теперь в году встречаемся двенадцать раз. А вот предполагаемый список наших героев: Ференц Лист, Сомерсет Моэм, Вивьен Ли, Михаил Бакунин, Жак-Ив Кусто, Булат Окуджава, Шанель, Калиостро, Марко Поло, Луиза Виже-Лебрён, Мария Монтессори, Александр Куприн, Джузеппе Гарибальди, Стивен Хоукинг, Томмазо Кампанелла, Чарлз Диккенс, Карл Великий, Жермена де Сталь, Фердинанд Порше, Александр Македонский, Конфуций, Горацио Нельсон, Иван Сеченов, Джон Рокфеллер, Мартин Лютер, Никола Тесла и еще…

Можете высказать пожелания, а то и написать.

 

Моим детям

Как много мне подарено судьбою:

Леса и реки, небо надо мною,

Земля, покрытая зеленою травою,

И солнце, и закат над тихою рекою.

 

Стремительный полет мне неизвестной птицы,

Глоток воды из ледяной криницы,

Весь в дырочках холодный небосвод,

Прибоя белый шум и белый пароход.

 

Возможность кое-что узнать о сотворенье мира,

И прочитать о жизни Лира у Шекспира,

И провести всю ночь у колыбели сына,

Понять, что у всего, всегда – своя причина…

 

Все это мне подарено судьбою…

А что оставлю я, что не забрать с собою?

 

В этот год навсегда ушел наш искренний почитатель – Виктор Степанович Черномырдин, с которым нам случилось познакомиться 20 февраля 2007 года. Небольшое интервью в рубрике «Личность о Личности» было опубликовано в журнале №2(6) за 2007 год. С тех пор мы несколько раз встречались на книжных выставках в Москве, где он всегда покупал несколько номеров журнала. Прошло почти четыре года после нашего интервью, и пройдет еще тридцать, но ни одна строчка об этом человеке не станет ложью или дешевым пафосом. Такой вот человек, и уж точно: «здесь вам не тут».

 

Если судить только по нашему банку данных «Личности» (http://persons-info.com/) в 2010 году от нас ушли почти 70 человек. Не называем их поименно, но посмотрите сами как невосполнима каждая потеря. Особо стоят в этом скорбном списке 2010 года два Поэта, близких друг другу в стихах и в нашей жизни...


Андрей Вознесенский - Белле Ахмадулиной

Мы нарушили кодекс людской –

Быть взаимной мишенью.

Наш союз осужден мелюзгой

Хуже кровосмешенья.

Нарушительница родилась

С белым голосом в темное время.

Даже если Земля наша – грязь,

Рождество твое – ей искупленье.

Ошибясь в этой жизни дотла,

Улыбнусь: я иной и не жажду.

Мне единственная мила,

Где с тобою мы спели однажды. 

Белла Ахмадулина - Андрею Вознесенскому … 
Люблю смотреть, как прыгнув из дверей, 
Выходит мальчик с резвостью жонглера. 
По правилам московского жаргона 
Люблю ему сказать: «Привет, Андрей!» 
Люблю, что слова чистого глоток, 
Как у скворца, поигрывает в горле. 
Люблю и тот, неведомый и горький, 
Серебряный какой-то холодок. 
И что-то в нем, хвали или кори, 
Есть от пророка, есть от скомороха, 
И мир ему – горяч как сковородка, 
Сжигающая руки до крови. 
Все остальное ждет нас впереди. 
Да будем мы к своим друзьям пристрастны! 
Да будем думать, что они прекрасны! 
Терять их страшно, Бог не приведи! 

 

 

Счастья и здоровья в Новом Году! 
До новых встреч, 
Юрий Белецкий

Егор Скворцов
27 Декабря 2015
Рассказывают, что однажды один маленький мальчик вернулся домой из школы и передал матери письмо от учителя. Ни с того ни с сего мама вдруг начала плакать, а затем зачитала сыну письмо вслух: «Ваш сын — гений. Эта школа слишком мала и здесь нет учителей, способных его чему-то научить. Пожалуйста, учите его сами». Много лет после смерти матери он пересматривал старые семейные архивы и наткнулся на это письмо. Он открыл его и прочитал: «Ваш сын — умственно отсталый. Мы не можем больше учить его в школе вместе со всеми. Поэтому рекомендуем вам учить его самостоятельно дома». Мальчика звали Томас Эдисон и к тому времени он уже стал одним из величайших изобретателей века. Эдисон прорыдал несколько часов подряд. Затем он записал в свой дневник: «Томас Алва Эдисон был умственно отсталым ребенком. Благодаря своей героической матери он стал одним из величайших гениев своего века».

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011