Личности 30/2011

Яна Дубинянская

ЖАК-ИВ КУСТО: ОДИССЕЯ КОМАНДОРА

В большой стране, где почти все мальчишки (да и многие девчонки тоже) единодушно мечтали стать космонавтами, однажды на телеэкраны вышла «Подводная одиссея команды Кусто» и породила альтернативную мечту – об океанских просторах и его глубинах. Сам командор Кусто, жилистый и загорелый, в своей бессменной красной вязаной шапочке и с аквалангом за плечами, казалось, был окружен сверкающим ореолом легенды...

В 1916 году шестилетний Жак-Ив Кусто посмотрел в синематографе немую черно-белую фильму «20 000 лье под водой» – первую наивную экранизацию романа Жюля Верна. Без сомнения, как любой нормальный мальчишка, он воображал и себя жюль-верновским персонажем. Куда удивительнее то, что он действительно им стал – для других мальчишек, смотревших потом его «Подводную одиссею», столь созвучную, кстати, советскому «Капитану Немо». История любит людей, для которых не существует барьера между мечтой и ее воплощением в жизнь. Собственно, именно такие ее и творят. Родился Жак-Ив 11 июня 1910 года в городке Сен-Андре-де-Кюбзак в винодельческой провинции Жиронда близ города Бордо. Отец, Даниэль Кусто, был юристом по образованию, работал европейским представителем американской компании и много ездил по стране вместе с семьей: женой Элизабет и двумя сыновьями, Пьером-Антуаном и Жаком-Ивом. А каждое лето мама вывозила мальчиков к морю, на Бискайский залив. Кусто рассказывал, что плавать он умел всегда. То есть не помнил того времени, когда еще не умел. Даниэль Кусто потерял работу во время Первой мировой войны, после устроился секретарем к американскому предпринимателю, и с 1920-го семья два года жила в Штатах. Ослабленный, очень тощий (он так и останется на всю жизнь худощавым) из-за хронического энтерита, Жак-Ив, тем не менее, занимался спортом вместе со старшим братом, любил легкую атлетику и командные игры, особенно регби. Мальчики Кусто учились в американском колледже, научились бегло говорить по-английски, а летом отдыхали в штате Вермонт, на берегу озера, где Жак-Ив запросто обставлял американских сверстников в состязаниях, кто дольше просидит под водой. В 1922-м семья вернулась во Францию и поселилась в Марселе. На родине у ЖакаИва начались проблемы с учебой (американская образовательная система была куда демократичнее), зато ярко обнаружились внешкольные увлечения – всевозможными механизмами, машинами и, главное, кино. Отцовской кинокамерой, купленной в Штатах для съемки семейной хроники, юный Кусто начал снимать фильмы по собственным сценариям и в собственноручно построенных декорациях; называлось единоличное предприятие громко: «Фильм Зикс, Жак Кусто».

Однако родители отправили юного механика и кинематографиста учиться в Париж, в закрытый иезуитский колледж Станислас, где парень взялсятаки за ум. В 1930 году он закончил колледж с отличием, получил степень бакалавра, после чего успешно выдержал экзамены в самую престижную в стране «мореходку» – Брестскую национальную военно-морскую академию. Конкурс был около пятидесяти человек на место. Кусто зачислили последним, двадцать вторым по списку. В свое первое – и сразу кругосветное – морское путешествие Жак-Ив Кусто отправился еще курсантом на учебном судне «Жанна д’Арк». Были стоянки в Полинезии, на острове Борнео, в Бразилии и в других экзотических местах. Место службы по окончании академии лейтенанту Кусто досталось тоже экзотическое – Шанхай, старшим помощником командира французской военно-морской базы. Но, видимо, ему там не понравилось. Вскоре Кусто подал флотскому начальству рапорт с просьбой разрешить поступление в Академию военно-морской авиации в Уртене, чтобы получить второе высшее образование и стать летчиком. Просьба была удовлетворена, однако возникла проблема: в те времена добраться из Шанхая до европейской цивилизации было непросто – при морском пути терялось полгода, а воздушного сообщения на такие дальние расстояния еще не существовало. И Жак-Ив отправился в путь через Китай, Индию, Афганистан и Советский Союз, который пересек на поезде от Сталинабада до Ленинграда – сам, без каких-либо специальных документов, не зная русского языка, и это в середине 30-х! И ничего, получилось; правда, множество отснятых в путешествии фотографий у него все-таки изъяли на границе. В 1936 году Кусто поступил в академию, примерил форму летчика, но летная карьера у него не сложилась. Весной, гостя у родителей в Марселе, Жак-Ив, страстный автомобилист, взял у отца покататься его новую спортивную машину и… не справился с управлением на горном серпантине у испанской границы. В результате – смещение позвонков, переломы нескольких ребер, пробитые легкие и переломанные пальцы на левой руке. Правая рука была полностью парализована, ее даже хотели ампутировать, чему Кусто решительно воспротивился. Согласно легенде, в госпитале искалеченного летчика постоянно навещала девушка, с которой за несколько дней до аварии он познакомился на офицерской вечеринке, – Симона Мелькиор, его будущая жена, мать двоих его сыновей и неформальный капитан его исследовательского корабля. Семнадцатилетняя Симона была внучкой адмирала Жана Баэма (кстати, энтузиаста подводных исследований), сама мечтала служить на флоте, но увы, во Франции 1930-х у женщин не было такой возможности. Она получила хорошее образование, говорила на нескольких языках, в том числе по-японски, любила море, была отважна и хороша собой. Ради того, чтобы жениться на такой девушке, пожалуй, стоило встать на ноги. И хотя на самом деле Симона и Жак-Ив встретились годом позже в Тулоне и при менее романтичных обстоятельствах, этой легенде не хочется отказывать в праве на существование.

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011