Личности 30/2011

Валерия Шелест

ВИВЬЕН ЛИ: БРОШЕННАЯ БОГАМИ

Неписаное правило британской театральной сцены гласит, что истинно талантливый актер не может, не должен быть слишком красив – чтобы зритель все внимание мог сосредоточить на игре. Вивьен Ли всю жизнь приходилось доказывать и зрителям, и критикам, и своему окружению, что она не только красавица, но и гениальная актриса. Доказывать ежедневным каторжным трудом, за признание и овации расплачиваясь покоем, здоровьем, счастьем…

Сомерсет Моэм сказал о ней: «Люди могут забыть ее игру, но никогда не забудут ее лица». Позволим себе не во всем согласиться с прижизненным классиком: талант перевоплощения, способность проникнуть в самую суть своих героев и раскрыть ее зрителю ничуть не уступали в Вивьен Ли ее красоте и женскому очарованию. Для большинства из нас Вивьен – это, конечно, прежде всего Скарлетт О`Хара в экранизации «Унесенных ветром». Но среди ее героинь есть и Офелия, и Джульетта, и леди Макбет, и Маргарита Готье, и Клеопатра, и леди Гамильтон, и Анна Каренина – диапазон ролей, сыгранных на сцене и экране, позволяет судить о масштабе таланта. Как ни сакраментально это прозвучит, но актрисой она хотела стать с детства. Впрочем, тогда Вивиан Хартли еще не была Вивьен Ли. А вот красавицей уже была. Знакомая ее родителей вспоминала: «Она казалась такой крошечной, такой деликатно сложенной, с огромными глазами и каштановыми локонами, спускавшимися до самой талии, с маленьким вздернутым носом и прекрасным цветом лица, какого я не встречала прежде». Родители Вивиан, Эрнест Ричард Хартли, родом из Шотландии, и Гертруда Робинсон Якджи, уроженка индийского города Дарджилинг, познакомились в Индии. Ричард, с юности увлекавшийся Киплингом, в 22 года прибыл в Индию в поисках романтики и заработка, а спустя несколько лет познакомился со своей будущей женой. Гертруда была очень красива. Помолвка состоялась в Калькутте, а венчание – 9 апреля 1912 года в католической церкви в Англии, в Кенсингтоне. Затем молодые отбыли обратно в Индию, и 5 ноября 1913го в Дарджилинге, у подножия Гималаев, родилась их дочь Вивиан Мэри. Гертруда предпочла бы жить в Европе, но возвращение на родину могло стоить мужу карьеры. Скрепя сердце, миссис Хартли вынуждена была остаться в Индии. Но она решительно заявила, что учиться её дочь будет только в Англии. По рекомендации знакомых была выбрана монастырская католическая школа в Рохемптоне, и в 1920 году родители отвезли маленькую Вивиан туда. Поначалу девочка отчаянно скучала по Индии и дому. Но в школе помимо основных предметов преподавали ещё игру на фортепиано и скрипке, драматическое искусство и танцы – и Вивиан страстно увлеклась этими занятиями, а также литературой и историей в ущерб менее интересным для неё дисциплинам. В 1927 году Вивиан с родителями отправились в путешествие по Европе. Поездки пришлось совмещать с учёбой – девочка посещала монастырские школы в Италии и Франции, а завершилось её обучение полуторагодовалым пребыванием в одной из школ в Баварских Альпах.

По возвращении домой, в Англию, Вивиан объявила родителям, что намерена поступать в Королевскую академию драматического искусства. Занятия должны были начаться в мае 1932 года, но… В конце 1931-го на одном из балов Вивиан представили лондонского адвоката Герберта Ли Холмана. Отношения развивались стремительно: завязалась переписка, участились встречи, и вскоре зашёл разговор о помолвке. Выпускник Кембриджа, старше Вивиан на 14 лет, имеющий практику в Лондоне, да ещё и из хорошей семьи, Холман был завидной партией. Но умудрённая жизнью мать понимала, что её порывистая юная дочь приняла первое увлечение за настоящую любовь и что жених с невестой – совершенно разные люди. Как это обычно и бывает, родительские увещевания ни к чему не привели, и 20 декабря 1932 года в соборе св. Джеймса Вивиан Хартли стала миссис Ли Холман. Ещё до свадьбы Вивиан по настоянию жениха оставила Академию – он искренне считал её страсть к сцене девичьей причудой. Педагоги были огорчены; ведущая шекспировский класс Этель Каррингтон воскликнула: «Какая потеря!» Герберт Ли Холман был хорошим, добрым человеком и заботливым мужем, но супругам просто не о чем было говорить. Вивиан отнюдь не намерена была проститься навсегда со своей мечтой о сцене, однако театр был чужд Герберту, а она умирала от скуки, когда речь заходила о юриспруденции. Спустя некоторое время молодая женщина вновь приступила к занятиям в Академии, но очень скоро обнаружила, что ждет ребенка. 12 октября 1933 года на свет появилась дочь Сюзанна. В глазах общества Холманы казались счастливой семьей, однако Вивиан уже осознала, что рядом с ней – не тот единственный, с которым хотелось бы прожить всю жизнь. Было от чего прийти в отчаяние. Вскоре после рождения дочери у Вивиан появился собственный агент – Джон Глиддон. Он пообещал начинающей актрисе «настоящую» роль менее чем через год, но настоял на смене имени на что-то более изысканное. Вивиан Холман превратилась в Вивьен Ли. Герберт Ли Холман был ярым противником артистической карьеры жены, но именно его второе имя – Ли – увековечила великая актриса. Глиддон активно взялся за дело, и вскоре молодая женщина действительно получила роли в фильмах «Сельский сквайр» и «Джентльменское соглашение». Фильмы были откровенными «quickies», но Вивьен на съёмочной площадке выкладывалась полностью. «Было приятно наблюдать за её работой на съёмочной площадке, – вспоминал режиссёр «Джентльменского соглашения» Джордж Пирсон, – она немедленно схватывала ситуацию и индивидуальную окраску персонажа. Между съёмками она иногда тихо размышляла, и в один их таких моментов неожиданно повернулась ко мне: “О, неужели мне никогда не удастся получить что-нибудь стоящее?” Я ощутил и понял боль, таящуюся за этими словами…»...

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011