Личности 31/2011

Ирина Карпинос

КОКО ШАНЕЛЬ: ОДИНОКИЙ АНГЕЛ-ИСТРЕБИТЕЛЬ

По утверждению Наполеона, великие карьеры и великие достижения рождаются из встречи характера, гения и удачи. Судьба легендарной Шанель подтвердила правоту ее знаменитого соотечественника. После ухода из жизни Мадемуазель Коко французский писатель и политический деятель Андре Мальро сказал: «Шанель, де Голль и Пикассо – самые великие личности Франции ХХ века»

Великая Мадемуазель Шанель не любила вспоминать свое сиротское детство, сочиняя небылицы об отце, якобы уехавшем на заработки в Америку, и строгих тетках, взявших ее на воспитание. Правда, Габриэль чтила «положительного» прадеда: Жозеф Шанель, согласно семейной легенде, был вполне преуспевающим трактирщиком. Столы своего заведения он украшал двумя буквами «С» (его собственные инициалы – «J.C.» – совпадали с инициалами Иисуса Христа, и изображать их на мебели он, как добрый католик, почел бы святотатством). Это предание Габриэль помнила всю жизнь, избрав в дальнейшем фирменным знаком своего Дома моды две сплетенные буквы «С» – одна «зеркальная», вторая обычная. Габриэль появилась на свет 19 августа 1883 года в городке Сомюр на юге Франции. Ее отцу, Альберу Шанелю, было тогда 22 года, матери, Жанне Де- воль, – 19 лет. Габриэль была вторым внебрачным ребенком беспечных родителей, ставших законными супругами гораздо позже. Жанна умерла от астмы, когда Габриэль исполнилось 12. Отец выдал своих пятерых детей за полных сирот, и сыновья были отправлены батрачить в сельские семьи, а дочери попали в монастырский приют. Тоскливыми монастырскими вечерами Габи мечтала о том, как станет знаменитой певицей. Кройке и шитью, которыми она вынуждена была заниматься, в ее мечтах тогда не было места. Девочка запоем читала дешевые бульварные романы и представляла себя на месте их героинь. Вот она уско- льзает от бдительного ока строгих теток и в пышном платье цвета пармской фиалки бежит навстречу принцу на белом (или вороном) коне... В реальности не было ни теток, ни фиалкового платья, ни, тем паче, принца. А что же было? Был захолустный городок Мулен, где с 18 лет Габриэль работала продавщицей и швеей в магазине одежды, а вечерами пела в кафешантане «Ротонда». Вернее, подвизалась на подпевках и подтанцовках у певички Зизи, которую обожал владелец заведения месье Рени. В сольном репертуаре юной Габриэль было всего два номера: песенка «Ко-ко-ри-ко» и фривольные куплеты о красотке Коко. Так она получила прозвище, приросшее к ней на всю ос- тавшуюся жизнь. Сначала Габи его ненавидела, а потом, что поделаешь, привыкла как к неизбеж- ности. И будучи уже знаменитой, подписывалась: «Габриэль “Коко” Шанель». Потом исчезли кавычки, вслед за ними – имя, полученное при рождении, и осталось только «Коко Шанель».

Зимой 1905 года девушка объявила своим кафешантанным поклонникам, что покидает Мулен и переезжает поближе к Парижу – в Виши. В ее жизни появился мужчина, которому суждено было сыграть в судьбе юной певички-белошвейки весьма существенную роль. Этьен Бальзан служил сержантом в кавалерийском полку, а его семья владела текстильной фабрикой. Он не на шутку увлекся очаровательной черноглазой Коко и сразу предложил ей оставить работу и жить с ним в ро- довом поместье Руайо в довольстве и радости, пока их не разлучит его будущий законный брак. Брать в жены девицу из простонародья и без гроша за душой Бальзан, разумеется, не собирался. Недолго думая, Коко приняла «гнусное предложение» – нищета казалась ей более унизительной, чем положение содержанки молодого, богатого и влюбленного в нее человека, и она на время смирила свою свободолюбивую натуру. Однако Габриэль продолжала упорствовать в своем желании петь. Этьен поначалу воспринимал попытки подруги самоутвердиться как невинную причуду и даже оплачивал ей преподавателя по вокалу, но педагог не нашел у своей ученицы певческого дара, и она решила заняться балетом. Этьен опять проявил снисходительность – он не мог видеть, как Коко хандрит от безделья, целые дни проводя на диване с кофе в одной руке и бульварным чтивом в другой. Увы, балерины из нее тоже не вышло. И тогда Коко вспомнила о своей работе продавщицей в Мулене, когда ради забавы она придумывала изящные фасоны шляпок для клиенток магазина. Габриэль воскликнула «эврика!» и решила открыть собственный салон шляп. Конечно же, Этьен опять не отказал взбалмошной, как ему казалось, подружке в помощи. Это было начало. В 1909 году Коко покинула Руайо, чтобы не вернуться туда никогда. В кармане у нее лежали ключи от мансарды Этьена в доме номер 160 на бульваре Мальзерб в Париже, где Шанель с его согласия собиралась оборудовать шляпную мастерскую. Такое решение символизировало не просто переезд из одного города в другой. На жаргоне провинциалов это звучало: «подняться в Париж». Впрочем, немаловажную роль в поступке Коко сыграл Артур Кейпл, английский промышленник, с которым ее познакомил Этьен. Годы спустя Мадемуазель Шанель вспоминала, что они с Артуром влюбились друг в друга с первого взгляда еще в Руайо, и десять лет, проведенные с англичанином, оказались самыми счастливыми в ее жизни. Бой, как называли Кейпла друзья, воспринял страстное желание Коко начать собственное дело очень серьезно – он открыл счет в банке на ее имя. Это позволило Коко приобрести шляпный магазинчик на престижной улице Камбон. Она назвала его просто: «Шанель Мода».

 

Полную версию читайте в журнале Личности №31

Полную версию материала читайте в журнале Личности №31/2011

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011