Личности 31/2011

Владимир Пузий

МАРКО ПОЛО: УВИДЕТЬ САМОМУ, ПОВЕДАТЬ ДРУГИМ

«…Не было такого христианина, или язычника, или татарина, или индийца, или иного какого человека из других народов, кто разузнавал бы и знал о частях мира и о великих диковинах так же точно, как Марко разузнавал и знает. И сказал он себе поэтому: нехорошо, если все те великие диковины, что он сам видел или о которых слышал правду, не будут записаны…»

Год 1254-й от рождества Христова для родины Поло, Светлейшей Венеции, был временем расцвета и торжества. Наступил ее Золотой век, а между тем у границ христианской Ойкумены возникла новая, страшная сила, с которой приходилось считаться. В 1206-м году Чингисхан объявил о создании Великого монгольского государства; к середине века монголы уже захватили Китай, Среднюю Азию, разграбили Русь и продвигались дальше на запад. Отец Марко, Никколо Поло, часто бывал в разъездах. Обычно компанию ему составлял брат Маффео. В 1260-м году они отправились с товарами в Константинополь – и это первое известное нам звено истории, которая растянулась на четыре десятка лет. Марко рос ребенком любознательным, сметливым, все схватывал буквально на лету и проявлял недюжинные способности к языкам. Он дождался возвращения отца и дяди лишь в 1269-м, но дождался один – мать к тому времени уже умерла. Мы не знаем истинных мотивов, подвигших Никколо и Маффео потратить множество денег и девять лет на путешествие в далекий Китай; но наверняка они были достаточно серьезны. Следует заметить, что начато путешествие было через несколько месяцев после того, как стало известно о смерти великого хана Менгу и о неизбежных переменах в расстановке сил на просторах монгольской империи. Вернувшись, братья поспешили не в Рим и не в Венецию – в Акру, на свидание с легатом Тебальдо Висконти. Он не был даже кардиналом, однако играл значительную роль в государствах, созданных крестоносцами на Востоке. Удивитель- ное совпадение: в том же 1271-м, когда Марко отправились во второе путешествие, именно Висконти выбрали папой римским под именем Григория Х. Он выслал вслед за Поло гонца. «Приказано им было, если они еще не ушли оттуда, возвра- щаться. Обрадовались очень братья и сказали, что охотно повинуются приказу. Что вам еще ска- зать? Армянский король снарядил для братьев га- леру и с почетом отослал их к легату». Цели, которые преследовал новоиспеченный папа Григорий Х, разумеется, нам неизвестны, зато мы можем проанализировать его дальнейшую политику. А это в первую очередь организация Второго Лионс- кого собора, призванного стать величайшим Все- ленским.

Речь шла о примирении католиков и православных, и в Лион съехались представители Западной и Восточной церквей. Примечательно, что среди прочих послов было около полудесятка представи- телей ханов Хулагу и Абаги. Был представлен план создания общей лиги против турок; сопровождал послов латинский секретарь Хулагу и Абаги, некто Рикальдус. Увы, и примирение католиков с православными, и общая лига так и остались «на бумаге». А вот то, что, возможно, было еще одним проектом Григория Х, отчасти исполнилось: Марко Поло с отцом и дядей прибыли к хану Хубилаю. Путешествие заняло три с половиной года; очевидно, Марко не потратил это время зря. Он «научился их языкам и четырем азбукам, и письму в очень короткое время, вскоре по приходе ко двору великого хана». Надо полагать, что такое чудо совершилось не без помощи старших Поло, как мы помним, отлично «знавших по-татарски». Послов ждали. «Когда великий хан узнал, что господин Никколо и господин Маффео возвращаются, выслал он им навстречу за сорок дневок. Служили им хорошо, и был им всякий почет». И дальше: «принял их с честью, с весельями да пиршествами», «угощали братьев, и были они у всех в чести; жили они при дворе, и был им почет много больше против других баронов». Однако к началу семидесятых Хубилай владел величайшей империей, и основные его интересы были сосредоточены на юге и востоке – отнюдь не на западе. Да и своих «нечаянных» послов он отправил не к императору или королю – к папе римскому. Возьмем это на заметку, а также подчеркнем, что если, получив папские грамоты, «хан остался очень доволен», то когда передали ему братья святое масло, «обрадовался великий хан; святое масло ценил он дорого». К Марко Хубилай отнесся доброжелательно, а когда обнаружил, что двадцатилетний юноша владеет несколькими языками, наблюдателен, сметлив, умен, то решил отправить его в некую страну Караян, «куда шесть месяцев ходу». Чего же ждал от этого посольства великий хан? Он «говаривал, что хотелось бы услышать не только об одном том, за чем посла посылал, но и вестей о нравах, и об обычаях иноземных. Марко знал все это, а когда отправился в посольство, примечал все обычаи и диковины и сумел поэтому пересказать великому хану обо всем. Он собрал затем разные замечательные вещи в качестве подношения великому хану, который остался очень доволен ими». «Завяжем себе узелок на память» и пока поинтересуемся другим: что же делали при дворе хана Марко и старшие Поло? Ведь от венецианцев уже не ждали выполнения очередной посольской миссии. Не держали их и в качестве придворных диковинок: европейцы не были чем-то необычным при ханском дворе…

 

Полную версию читайте в журнале Личности №31

Тима
14 Марта 2011
ИНТЕРЕСНО НАЗВАЛИСЬ. НО ДАВАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ!

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011