Личности 31/2011

Яна Дубинянская

ГЛИНА ГОСПОДИНА РОДЕНА

Огюст Роден – сплошные парадоксы и антитезы. Он работал над скульптурами по много лет, срывая все возможные сроки, – а недоуменные заказчики, глядя на результат, обвиняли скульптора в небрежности. Он сумел одновременно заработать репутацию «человека, ничего не доводящего до конца» – и самую состоятельную клиентуру в Париже. Его любила женщина, которая пожертвовала для него всем. И другая – которая стремилась встать с ним вровень

Величие Родена трудно осознать в полной мере, знакомясь с его скульптурами по фотографиям формата книжной или журнальной страницы. В его многочисленных беллетризованных биографиях слишком много эпизодов явно стороннего, надуманного происхождения, а отделить реальные события и поступки от легенд было нелегко уже и современникам художника. Тем более непостижимыми остаются его собственные мысли, мотивации и мечты: Огюст Роден был очень закрытым человеком, и если он высказывался публично о чем-то для него важном, то это опять же было искусство, а не частная жизнь. И самым верным подходом к его личности, пожалуй, будет попытка сопоставить и свести воедино многоплановое и величественное первое с достаточно лаконичными фактами второй. Франсуа-Огюст-Рене Роден родился в Париже 12 ноября 1840 года в семье бедных крестьян, перебравшихся в город. Его фамилия на нормандском диалекте означает «красный», «рыжий» – и мальчик действительно был рыжий, в отца. Жан-Батист Роден, родом из Нормандии, работал посыльным в полиции, но даже не выучился грамоте, как и его жена Мари, уроженка Лотарингии. Ребенка регистрировала в мэрии тетя по матери, Тереза, сделавшая в столице несколько предосудительную для порядочной девушки карьеру экономки и натурщицы у малоизвестного художника. По легенде, именно она заметила способности маленького Огюста и снабдила его пастелью, а позднее – и первыми масляными красками. Отец, разумеется, был против и рисовать мальчику запрещал (другие отцы в биографиях великих художников почти не встречаются). Однако именно этот необразованный человек стал моделью для первой взрослой работы Огюста Родена, о которой речь пойдет ниже. Огюст некоторое время проучился в церковной школе отцов- иезуитов Валь-да-Грас, где особых способностей не проявил, а в четырнадцать лет поступил в Малую школу рисования и математики. Обучение было бесплатным, но достаточно серьезным: здесь преподавал Гораций Лекок де Буабодран – этот человек так и не реализовался в полной мере как художник, но был очень сильным педагогом, учителем многих французских живописцев и скульпторов. Класс живописи Роден, увы, регулярно посещать не мог: у него просто не было денег на краски. Лекок обучал его рисунку и скульптуре, а также рекомендовал в класс скульптора-анималиста Антуана Бари, преподававшего пластическую анатомию при Музее естественной истории.

По-настоящему же профессиональным учебным заведением художественного Парижа считалась Большая школа изящных искусств, куда, кстати, учеников Лекока из-за концептуальных разногласий принимали неохотно. Во всяком случае, Огюсту Родену с трех предпринятых попыток поступить не удалось. Именно для представления на экзаменационную комиссию в недостижимую Гранд Эколь двадцатилетний Огюст вылепил бюст своего отца, впоследствии отлитый в бронзе. Сын изваял Жана-Батиста Родена в античном стиле: без волос и пышных бакенбардов, с рубленым лицом и тонкими губами – нормандский крестьянин, похожий на римского императора. Конечно же, Родену-старшему портрет не понравился, и он заключил, что единственный его сын вырос неудачником. Между безуспешными попытками поступления в Гранд Эколь Огюст по протекции Лекока устроился на работу в мастерскую декоратора Крюше за пять франков в день. «Я переводил работы в другой материал, обтесывал мрамор, камень, работал по орнаменту и в ювелирном деле, – вспоминал Роден. – Я изучил таким образом всестороннее мастерство скульптора». В том же году, когда Огюст провалился на экзаменах в третий и последний раз, в семье случилось несчастье: умерла его старшая сестра Мари. Жизнь молодого скульптора дала резкий крен – он ушел в монастырь (Мари тоже собиралась постричься в монахини) и стал послушником, братом Августином. Главой Ордена Святых тайн был отец Пьер Жюльен Эй- мар: после смерти этот человек будет причислен к лику святых, а тогда он предложил брату Августину вылепить его бюст и во время позирования отговорил его посвящать себя Богу. Огюст Роден вернулся в мир. Его мир был бурлящий, богемный, творческий. Художники собирались в парижском кафе Гербуа на улице Батиньоль, неподалеку от Монмартра. Здесь бывали Мане и Моне, Дега и Сезанн, Писарро и Фантен-Латур. Зарождалось новое направление в живописи – импрессионизм, изобразительное искусство неудержимо выплескивалось за прежние рамки. Признанные художники Франции раз в году выставлялись в Салоне – главном и грандиозном событии в жизни художественного Парижа, проходившем во Дворце промышленности. Салон выстраивал «табель о рангах», создавал и ниспровергал репутации, большинство продаж картин и скульптур совершалось тоже здесь. Авангардную молодежь к участию в Салоне допускали редко, и прецеденты зачастую оборачивались скандалом: так, парижскую публику шокировала картина Эдуарда Мане «Завтрак на траве». В 1863 году молодые художники провели свою выставку под названием «Салон отверженных», ставшую громким контркультурным событием. Ее посетил даже император Наполеон ІІІ – и вопреки опасениям, не закрыл…

 

Полную версию читайте в журнале Личности №31

Тима
14 Марта 2011
ИНТЕРЕСНО НАЗВАЛИСЬ. НО ДАВАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ!

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011