Личности 31/2011

Александра Маленко

АЛЕССАНДРО КАЛИОСТРО: КОРОЛЬ ЛГУНОВ

Человеку свойственно увлекаться всем великим: открытиями, учеными, героями… А также авантюристами, тоже великими. Мелкие просеиваются сквозь сито истории, великих же время заботливо окутывает легендами. Порой настолько заботливо, что по прошествии нескольких веков самому дотошному исследователю уже не разобрать, что вымысел, что правда

Жил да был в XVIII веке граф Алессандро Калиостро, личность великая и загадочная. Де-факто граф Калиостро бывал и «наследил» почти во всех европейских государствах. А вот де-юре такого человека не существовало. Как не существовало дона Тичино, графа Гарата, маркиза де Пеллегрини, маркиза д`Анно, графа Феникса, синьора Бельмонте, Фридриха Гвалдо. Того, кто поверг в смятение полмира с римской инквизицией вкупе, на самом деле звали менее изысканно. И родился он не в Медине в n-ном веке до Рождества Христова, как уверял даже судей Парижского парламента, а в Палермо, что на Сицилии, примерно в начале июня 1743 года. При крещении в городском кафедральном соборе будущий «граф» получил прозаическое имя Джузеппе, в метрическую книгу был записан как сын Фелисии и Пьетро Бальзамо, мелкого торговца сукном. Первые пару лет после рождения сына семья проживала в добротном доме близ виа Рома, но после смерти Пьетро вынуждена была перебраться в кварталы победнее. Джузеппе подрастал, и мать с гордостью отмечала, что мальчишка не пропадет: смышленый, с пылким воображением и горячим сердцем. Главное – дать ему образование попрактичней. Первым учебным заведением, куда определили юного Бальзамо, было церковное учили- ще св. Рокка. Джузеппе был подающим надежды учеником, но вскоре вылетел из училища не то за мошенничество, не то за богохульство. В мошенничество верится легче, но и богохульство вполне в характере героя нашего повествования: с годами он наглядно продемонстрировал свое прене- брежение к законам Божеским и человеческим. В семнадцать лет Бальзамо продолжил обучение в монастыре св. Бенедикта в Картаджироне, что под Палермо. Здесь он приобрел некоторые познания в химии, биологии, медицине и фармацевтике – научился готовить лекарства. Учил его монах-аптекарь, которому приглянулся юноша, так живо интересовавшийся науками. Дальнейшие познания в этих областях Бальзамо-Калиостро почерпнул, как уверял он сам, из книг, и со временем мастерски жонглировал научными и околонаучными терминами, вводя в заблуждение даже неглупых людей.

В бенедиктинском монастыре Джузеппе Бальзамо задержался тоже ненадолго: его выдворили «за дерзновенный нрав и недостойное поведение», проще говоря – в очередной раз попался на подделке какой-то бумаги. Мудрые наставники многое могли простить юнцу с буйной фантазией, но ложь ради наживы!. Джузеппе указали на дверь. Вернувшись домой, Бальзамо-младший занялся продажей «чудодейственных» микстур и снадобий, начал врачевать, проверенным клиентам предлагал «старинные» карты кладов, а для самых надежных клиентов еще и подделывал документы – от театральных билетов до завещаний. Вскоре по городу поползли слухи о том, что молодой Бальзамо – чудо какой лекарь, что из монастыря его не выгнали, а он сбежал сам, и то с единственной целью: донести до простого люда добытые у монахов знания. Шепотом поговаривали, что он общается с самим дьяволом. Конечно, находились и скептики. Одним из таких был Мурано, ювелир и ростовщик. Он согласился посетить дом «слуги дьявола» только чтобы разоблачить мошенника. Но Бальзамо каким-то образом втерся к старику в доверие и под большим секретом поведал: в одной из пещер неподалеку от Палермо спрятан клад. Он, Бальзамо, и сам бы воспользовался богатством, но нечистый дух, хранитель клада, за это лишит его магических способностей, а то и жизни. А вот синьор Мурано мог бы поправить свое материальное положение. Мурано согласился и… поплатился деньгами и здоровьем. Бальзамо разыграл целый спектакль. У входа в пещеру кладоискателя остановил таинственный голос, сообщивший, что укажет место клада за «небольшую мзду» – шестьдесят унций золота. На следующий день Мурано принес золото, вошел в пещеру, где был до полусмерти избит «демонами» (шайкой грязных бесноватых типов). Мурано порывался бежать, но голос приказал ему лежать и ждать: когда «демоны» уйдут, он отдаст клад. Голос больше не отозвался. Старик понял, что его провели, и поспешил доложить об этом властям. А Джузеппе Бальзамо поспешил исчезнуть из Па- лермо. Вскоре он объявился в Мессине. Обычный молодой человек, приятный, но ничем не примеча- тельный (всего через пару лет его будут описывать как писаного красавца, очаровательного до умопомрачения, таинственного…). Джузеппе оплакал в Мессине свою тетушку Винченцу и отбыл в неизвестном направлении, «прихватив» на память о родственнице ее фамилию – «Калиостро». Граф- ский титул он пожаловал себе сам, имя «Алессандро» выбрал за благозвучие. Что за беда, что тетка была простой рыночной торговкой?.. «Я граф не по рождению, но по праву», – заявил Калиостро много лет спустя парижским присяжным. Он мог бы назваться хоть королем – королем лгунов...

 

Полную версию читайте в журнале Личности №31

Тима
14 Марта 2011
ИНТЕРЕСНО НАЗВАЛИСЬ. НО ДАВАЙТЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ!

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011