Личности 32/2011

Елена Бутакова

ВИРДЖИНИЯ ВУЛФ: ЭТОТ ОБОЖАЕМЫЙ НЕСОВЕРШЕННЫЙ МИР

К моменту ухода из жизни в глазах большинства она прежде всего была дочерью уважаемого ученого и женой известного писателя. Не сразу пришло осознание, что дочь сэра Лесли Стивена и жена Леонарда Вулфа изменила не только английскую литературу, но и литературу мировую, и даже, как теперь утверждают, сам английский характер...

Смерть своей второй жены, Джулии, Лесли Стивен воспринял как предательский удар судьбы. Не ду- мая об осиротевших детях, он эгоистично упивался собственной болью, ежеминутно требовал со- чувствия и оглашал дом душераздирающими стонами, рыданиями и жалобными причитаниями. С горестным недоумением оглядывался он на свою жизнь. До 33 лет Лесли жил с сестрой и матерью, окружённый их нежной любовью. Переселившись в Лондон, он этой заботы лишился, и тогда впервые всерьез задумался о женитьбе. На дочери писателя Вильяма Теккерея Лесли Стивен остановил свой выбор не из-за ее красоты, юности или ума (уж чего не было, того не было), а из-за беспредельного обожания, с которым Минни на него взирала. Она была женой преданной и любящей, и все же брак не стал счастливым: дочь Лора родилась умственно неполноценной, а еще через несколько лет, в 1875 году, беременная вторым ребенком Минни неожиданно умерла. Второй женой Лесли Стивена стала молодая вдова и мать троих детей Джулия Дакворт. Прерафаэлиты считали ее своей музой. Классические черты Джулии, ее прекрасные глаза и статную фигуру унаследовали все ее дети. От Лесли их родилось четверо – две дочери и два сына. Вирджиния была третьей по счету и появилась на свет 25 января 1882 года. Семейство занимало большой дом на Гайд-Парк-гейт в Кенсингтоне, престижном районе английской столицы; под его крышей росли трое детей Джулии от первого брака, Лора и общие дети супругов Стивен. Все внимание Джулии было посвящено мужу, а дети, предоставленные заботам нянек и гувернанток, с матерью общались нечасто, что только помогало ей сохранять свой ореол доброго божества. Джинни, как ласково называли Вирджинию в домашнем кругу, росла смышленым, непоседливым и веселым ребенком. Изобретательность, по-детски чистый, живой взгляд на мир и смешливость остались в ее характере на всю жизнь. Дом Стивенов был пере- полнен детьми, слугами, многочисленными друзьями и знакомыми обоих поколений. Здесь жизнь не текла – она била ключом. Привлеченные красотой и обаянием хозяйки, интеллектом и харизмой известного в литературных кругах хозяина, гости – писатели, художники, актеры викторианской эпохи – зачастую засиживались за беседой допоздна. Болезнь, внезапно унесшая жизнь матери семейства в 1895, перевернула жизнь и детей, и Лесли.

Джулия была почти на 14 лет моложе, и муж не сомневался, что ее деятельная забота обеспечена ему до конца жизни. Он до последнего не хотел замечать угасания жены – да она и сама, полностью поглощенная уходом за мужем, не обращала на свое здоровье никакого внимания. Смерть матери спровоцировала нервный срыв у 13-летней Джинни – первый, но далеко не последний: такие срывы будут сопровождать ее всю дальнейшую жизнь. Больше других родственников Вирджиния любила отца и старшую сестру Ванессу – Нессу, как она ее называла. Сэра Лесли и Джинни объединяла страсть к книгам. Своим познаниям в мировой литературе и безукоризненным художественным вкусом дочь, без сомнения, обязана отцу. В отличие от братьев, обучавшихся в колледже, сестры Стивен получили образование дома. Благодаря фундаментальной библиотеке отца и его руководству девушки были начитанны и развиты во многих областях. С 1897-го по 1901 год Вирджиния к тому же посещала курсы греческого, латыни, немецкого и истории на женском отделении Лондонского Королевского колледжа. Ванесса там же изучала латынь, итальянский, искусство и архитектуру. Смерть Лесли Стивена в 1904 году принесла чувство облегчения всем его детям, и лишь младшей дочери, искренне любившей его, – огромное, почти невыносимое горе. И все-таки, несмотря на кажущуюся невосполнимость потери, уход отца стал толчком для высвобождения ее таланта – именно с тех пор началась активная литературная деятельность Вирджинии. После смерти Лесли Стивена началась новая жизнь для их с Джулией детей. Во-первых, они переехали в богемный район Блумсбери, в просторный дом на Гордон сквер, с которым не было связано тяжелых воспоминаний. А во-вторых, здесь сосредоточился кружок прогрессивной молодежи – по четвергам за кофе и виски собирались биограф и литературовед Литтон Стрэчи, художники и искусствоведы Роджер Фрай, Клайв Белл, Дункан Грант, поэт Руперт Брук, романист Эдуард Форстер, писатель-социалист Леонард Вулф, с оставившие ядро так называемой «группы Блумс- бери», «блумсберийцев». Блумсберийцы были прежде всего интеллектуальным сообществом, занятым злободневными теоретическими проблемами – социальными, политическими. Они низвергали литературные и художественные каноны и в своем творчестве утверждали новую эстетику. Но их связывали не только интеллектуальные поиски, но и особый образ жизни, нетривиальный образ мыслей, собственная система ценностей. Между собой блумсберийцы женились, дружили, заводили романы (как гетеро-, так и гомосексуальные), расходились, рожали детей, словом, были опутаны сложной сетью родственных, дружеских и лю- бовных связей.

 

Полную версию читайте в журнале Личности №32

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011