Личности 32/2011

Мальвина Воронова

ПАМЯТНИК СКРОМНОСТИ И БЕССТРАШИЮ

А может, лучшая победа 
Над временем и тяготеньем 
Пройти, чтоб не оставить следа, 
Пройти, чтоб не оставить тени… 
Марина Цветаева

 

Из чистого литературного хулиганства предположим, что Иван-дурак со своим славянским сибаритством и чувством юмора – Личность не меньшей фактуры, нежели… например, утонченный Марсель Пруст. И почему бы ему не стать героем биографического очерка?! При всей своей антагонистической несхожести он имеет с французским писателем кое-что общее: оба выросли из праздности. Один создал из нее гениальную эпопею о времени, другой – благополучно пролежал свое время на печи, ничего глобально-исторического не совершив. И за это мы воздадим ему хвалу. А почему бы и нет? Порой не сделанное лучше сделанного, а не сказанное – сказанного!

Ведь как хорошо, что он лежал да полеживал, что не ввязывался в революции, например, не вертелся в бурлящих общественных кругах, не взывал к пролетариям, равно как и к буржуазии (а ведь мог бы!), не писал трудов по политэкономии и общественной философии. Благо, были серьезные люди, был Карл Маркс и его неутомимый и блестящий друг Энгельс – они-то все написали и сказали как нельзя лучше. Другие потом освоили написанное и сделали… как получилось. Слава Богу, наш Иван, хоть и дурак, но, если присмотреться, весьма разумный: его с этими другими не было.

А мог бы, если не в общественной деятельности, то выразить себя, например, в стихах… И печатали бы, и хвалили, и читали бы, и цитировали, и штудировали, тихонько про себя удивляясь, «из какого сора растут стихи, не ведая стыда»... Ввели бы в школьную программу творчество великого Ивана-дурака и заставляли зубрить (что-нибудь из патриотического) к вящему неудовольствию ни в чем не повинных детишек. Как видим, и здесь он в своем молчании оказался гениальнее иных средних  поэтов, трясущихся над жидким капиталом своей третьесортной лиры.

Окажем Ивану почести за то, что и плохих стихов не сочинял, и в науку не полез, хотя главное качество у него для этого имелось: апломб, с которым он на своей печи вышел в свет, вполне достаточен. С таким-то великолепным самомнением Иван-дурак вполне мог создать какую-нибудь уникальную теорию выеденного яйца. Проследил бы генезис вопроса, подробно изучил предмет (собственно, пустоту яйца). Затем написал бы с десяток статей, в которых, уточнив методику исследования, почтительно поименовал бы своих предшественников и великодушно наметил путь последователям. Причем все это так, будто не существовало в мире ни Коперника, ни Ньютона, ни Эйнштейна, ни Вернадского… Никого! А только он, профессор, доктор выеденных наук, новатор и реформатор!

Отдадим в собирательном образе Ивана-дурака должное тем, кто в своей скромности или мудром осознании собственного предназначения остался на своем и только своем месте. Лучше быть талантливым ремесленником, нежели второсортным научным работником. Можно и вовсе не обладать талантами, но при этом талантливо Жить. Всяк постамент хорош, но пусть каждый, не зарясь на чужие, стоит на своем. Мы отдаем должное любой Личности, украсившей собою мир. Возводим рукотворные и нерукотворные памятники тем, кто, привнеся свои идеи, смог изменить наш мир к лучшему. Помним тех, кто в старых истинах нашел новые смыслы.

Но почему бы не оценить того, кто вовсе не претендует на Вечность, не ввинчивается буравчиком в память потомков, не оставляет жирных следов в рыхлой истории человечества, кто по-цветаевски «выписался из широт» и «не оставил тени»?

Есть и в такой Личности своя бесспорная гениальность – ее бесстрашие перед забвением.

 

Мальвина Воронова
член редколлегии журнала «Личности»

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011