Личности 33/2011

Марина Ливанова

РЕНЕ ДЕКАРТ: СЛЕДОВАТЕЛЬНО, СУЩЕСТВУЮ

Доверчиво полагаясь на Дюма и Ростана в оценке XVII века, мы не представляем его без высочайшего градуса вольнодумства и авантюризма, что справедливо: познание и осмысление мира невозможны без этих качеств. В облике Рене Декарта – философа, математика, естествоиспытателя, без сомнения, есть что-то «мушкетерское». А в его жизни, которую так легко представить по-философски неспешной и созерцательной, на самом деле хватало и авантюр, и особенно – вольнодумства

31 марта 1596 года в Турени, в городке Лаэ (иногда его пишут и произносят как «Ла-Гэ», но сейчас-то все равно он зовется Декарт), жена дворянина и местного судьи Иоахима Декарта произвела на свет третьего ребенка, сына – болезненного, слабого. По одной версии, Жанна, страдавшая чахоткой, умерла через несколько дней, по другой – через год, в очередных родах. Так или иначе, матери мальчик не знал; почти не знал и отца, который заседал в суде в соседнем городе и к тому же вскоре снова женился. Привязан Рене был только к своей кормилице, нормандской крестьянке, благодаря которой, собственно, и выжил, на что в семье не очень-то и надеялись. Первые биографы Декарта, как водится, общались с членами его семьи, в частности, со старшим братом, однако добились немногого: философ практически не поддерживал отношений с родственниками, они мало что знали и помнили о нем. Поэтому даже возраст, в котором мальчика отправили учиться, под вопросом – то ли в восемь, то ли в десять лет. И разве что скептическую улыбку вызывает утверждение, будто отец уже тогда называл Рене «маленьким философом». Куда больше известно о месте, где он учился: иезуитская коллегия анжуйского города Ла Флеш была основана королем Генрихом IV в его собственном дворце (в местной церкви по завещанию короля через несколько лет похоронили его сердце). Коллегия хорошо финансировалась и вскоре стала одним из лучших учебных заведений во Франции, и весьма передовым – здесь учились дети разных сословий и вероисповеданий, причем бесплатно. Особо уче- ников не перегружали: наизусть они заучивали не более четырех строк за раз, а главным предметом, кроме классических языков, являлась так называемая «эрудиция» – обо всем понемножку. Не отличалась суровостью и дисциплина, а слабому здоровьем Декарту и вовсе разрешали вставать, когда он захочет, и зачастую Рене покидал постель не раньше полудня.

«Совой» он останется на всю жизнь, более того, будет утверждать, что самые плодотворные для его мысли часы – те, когда он после пробуждения еще валялся в постели. Высшие же «философские» классы представляли собой сплошную схоластику, и по окончании коллегии юный Декарт решил, что философии с него хватит. «Видя, что она от многих веков разрабатывается превосходнейшими умами, – позже писал он, – и, несмотря на то, нет в ней положения, которое не было бы предметом споров и, следовательно, не было бы сомнительным, я не нашел в себе столько самоуверенности, чтобы надеяться на больший успех, чем другие». Потерял он интерес и к прочим наукам, кроме разве что математики – ее будущий автор системы координат считал несправедливо сводимой к чисто прикладной сфере. Однако «погрызть гранит наук» ему все же еще пришлось: отец отдал Рене учиться юриспруденции в университет города Пуатье, откуда юноша ушел в 1616 году, едва получив степень бакалавра права, которая, кстати, ни разу в жизни ему не понадобилась. Он был уже совершеннолетний, мог распоряжаться материнским наследством и не зависеть от родителя. Разумеется, он отправился в Париж. О примерно полутора-двух годах, проведенных Рене Декартом в столице, не сохранилось ни точных сведений, ни, что не менее досадно, ярких анекдотов. Биографы сходятся на том, что он проводил время в лучших традициях парижской «золотой молодежи», не гнушался азартными играми (помогала любовь к математике), преуспел в фехтовании (чему даже посвятил один из своих ранних трактатов), а возможно, и в прочих рискованных занятиях. Однако все вышеперечисленное молодому Декарту быстро надоело, и он проделал фокус, который неизменно удавался ему на протяжении всей жизни: внезапно исчез…

 

Полную версию читайте в журнале Личности №33

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011