Личности 33/2011

Владимир Пузий

ХРИСТОФОР КОЛУМБ, СОЗДАВШИЙ СЕБЯ САМ

И в наши дни для многих «создать самого себя» кажется задачей нелегкой, а уж на исходе Средневековья было и вовсе из разряда пустых мечтаний. Рождение предопределяло статус человека и его жизненный путь, и ни одному чесальщику шерсти не дозволено было садиться в присутствии королей – на этом держался порядок в мире. Ну что ж, значит, чтобы занять достойное место, молодому генуэзцу по имени Христофор Колумб надо было всего лишь изменить этот мир…

Христофор Колумб прожил жизнь яркую и полную событий. Даже удивительно, сколь много всего успел он: был продавцом книг и ходил на кораблях к далеким берегам, составлял своеобразную хрестоматию под названием «Книга пророчеств» и дискутировал на географические темы, покорял диковинные народы и годами искал Эдемский сад, судил и был судим сам, осыпан милостями и закован в кандалы. Того, благодаря чему Колумб вошел в историю, сам он, по его же мнению, не совершал. Какая Америка, помилуйте? Он и слова-то такого не знал! Не был он и гениальным провидцем: в том, что Земля круглая, ученые мужи его эпохи не сомневались. Колумб взялся подтвердить это на практике и, если придерживаться фактов, не подтвердил. До Индии-то он так и не доплыл – первое кругосветное плавание совершил Фернан Магеллан. Фактически и лавры нечаянного первооткрывателя Америки нам следовало бы вручить кому-нибудь другому – то ли тем древним людям, которые впервые заселили оба материка примерно 11 тысяч лет назад, то ли славным викингам (скажем, Гуннбьорну Ульфсону, Лейфу и Торвальду Эрикссонам), жившим в заморском Винланде, пока их не уничтожили индейцы. Но что же тогда совершил знаменитый ныне генуэзец? Он «открыл Америку» для европейской цивилизации, перевернув тем самым основы экономики, перекроив политическую карту мира, обрекая на гибель одни народы и суля процветание другим. Самому ему довелось сполна испить из обеих чаш: и пьянящей славы, и горчайшего поражения. Но вряд ли осенью 1451 года чесальщик шерсти Доминико Колумб и его жена Сузанна Фонтанаросса подозревали, в какие «люди» выбьется их только что родившийся первенец. Мальчик рос сметливым: легко учился, схватывал все на лету и вскоре стал правой рукой отца. Старший Колумб к тому вре- мени как раз решил «переквалифицироваться в торговцы». Падение Константинополя в 1453 году серьезно сказалось на прежних торговых связях, и генуэзские шерстянщики остались не у дел.

Доминико Колумб, вынужденный оставить профессию предков, хватался за все, что подворачивалось под руку: занимался арендой и субарендой домов, держал сырную лавку, торговал вином. Очевидно, первые семнадцать-восемнадцать лет жизни Христофора были не самыми безоблачными: отец не вылезал из долгов, в 1470 едва не угодил из-за них в тюрьму. В документах того времени сын значится как компаньон и «содолжник» отца – он разъезжал по заданиям фирмы «Колумб и сыновья», торговал в приморских городках и селах. А в начале семидесятых годов сменил сухопутный транспорт на водный. И современники Колумба, и позднейшие исследователи его жизни в один голос отмечают его высочайшее мореходное мастерство. В этом нет ничего удивительного: родился Колумб в Генуе – одном из крупнейших портов и торговых центров Европы. Генуэзские колонии и представительства имелись в самых разных странах, так что, помимо прочего, у Колумба всегда было к кому обратиться за помощью. До первого своего плавания через Атлантику он уже успел приобрести опыт управления парусными судами. Однако начало колумбовых странствий по-прежнему покрыто неизвестностью. Ходил ли он в море на кораблях бывшего неаполитанского короля Рене Анжуйского, сражался ли с арагонцами? А может, и пиратствовал, что было тогда не редкостью? Или же плавал с исключительно торговыми целями? Достоверных сведений нет. Мы знаем лишь, что следующий этап жизни Колумба связан был с морским сражением. В августе 1476 года гасконец Гийом Казенов, известный под кличкой Колон (этакий нечаянный тезка будущего Кристобаля Колона!) во главе французско-порту- гальской эскадры напал на генуэзскую флотилию. Восемнадцать против пяти – расстановка сил была явно не в пользу генуэзцев; хватило пары часов, чтобы решить исход дела. Только двум кораблям удалось спаслись и уйти к кастильским берегам. Остальные были пущены на дно, и морякам с них пришлось отдаться на волю волн. Кто-то погиб, кто-то сумел выбраться на сушу вблизи порту- гальского города Лагуш. Среди спасшихся был и молодой Колумб. Накануне своего двадцатипяти- летия он оказался в чужой стране – и таким образом, сам того не зная, сделал первый шаг на пути к далеким Индиям...

 

Полную версию читайте в журнале Личности №33

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011