Личности 33/2011

Ирина Карпинос

ЖАН-БАТИСТ МОЛЬЕР: ГОРЬКИЙ СМЕХ МИЗАНТРОПА

17 февраля стены парижской «Комеди Франсез» неизменно сотрясает смех – уже более трехсот лет в день памяти Мольера играют его комедию «Мнимый больной». Так французы чтут своего великого драматурга – приходят в Дом Мольера на встречу с «легкомысленным» искусством, чтобы потом вернуться в обыденную жизнь просветленными и просвещенными. А он, их просветитель, смотрит с горькой усмешкой на сцену из заоблачных кулис, как будто до сих пор сомневается, стоило ли отдавать без остатка жизнь и душу Театру...

27 апреля 1621 года в Париже обвенчались Жан Поклен и Мари Крессе. Они поселились на улице Сент-Оноре, и 13 января 1622 года у счастливых супругов родился сын. Первенца потомственных обойщиков окрестили 15 января в церкви Святого Евстахия. Его нарекли Жаном, как и отца. Второе имя – Батист, мальчик получил, когда на свет появился один из его младших братьев, тоже Жан. Одинаковые имена у братьев или сестер в ту пору не были редкостью. В 1631 году предприимчивый Жан Поклен выкупил у своего брата Николя должность королевского обойщика и камердинера. Год спустя жизнь Жана Поклена омрачила утрата любимой жены Мари. Она не отличалась крепким здоровьем, а частые беременности и смерть обеих дочерей вконец подорвали ее силы. На руках у вдовца остались четверо сирот. Через год он привел в дом вторую жену – Катрину Флеретт, но три года спустя умерла и она. Больше Жан Поклен не женился. В 13 лет старший сын королевского ка- мердинера поступил в престижный иезуитский Клермонский коллеж. Согласно воле отца, он начал изучать юриспруденцию и даже получил звание адвоката: честолюбивый Жан Поклен мечтал для сына о «дворянстве мантии», а его можно было получить, став судьей. Дальнейшая жизнь Жана-Батиста, казалось бы, была предопределена, но в это время в Париже обосновался знаменитый Скарамуш (на самом деле его звали Тиберио Фиорилли, но известен он стал под именем этого забавного пер- сонажа). Судьба подстроила их встречу – и будущий Мольерполучил первые уроки актерского мастерства в стиле комедии дель арте. 1643-й оказался поворотным годом в судьбе 21-летнего Жана-Батиста. Он отказался от должности королевского обойщика в пользу своего младшего брата, сошелся с рыжеволосой красавицей-актрисой Мадленой Бежар, перебрался в квартал Маре (поближе к возлюбленной) и окончательно решил посвятить свою жизнь театру. 30 июня вместе с семейством Бежаров и еще пятью актерами он подписал контракт об основании «Блистательного театра».

Вскоре труппа сняла зал для игры в мяч, переоборудовала его в нечто «театроподобное» и стала давать представления. 28 июня следующего года бывший королевский обойщик впервые подписался именем «Мольер». К сожалению, «Блистательный театр» долго не продержался. Публика не воспринимала Мольера в трагических ролях – он слегка заикался и не походил ни на Юлия Цезаря, ни на Александра Македонского. Трагедии Пьера Корнеля в репертуаре полулюбительского театра не имели успеха, провал следовал за провалом. Кончилось тем, что Мольер угодил в долговую яму. За несколько дней, проведенных в тюрьме Шатле, будущего комедиографа осенило: надо срочно собрать остатки труппы и бежать вон из Парижа! И пайщики прогоревшего театра отправились в провинцию на поиски актерской удачи. Вскоре они присоединились к бродячей труппе Дюфрена, которой покровительствовал герцог д’Эпернон. Вкусы провинциалов разительно отличались от вкусов парижан, и актеры, чтобы не лишиться пропитания, перешли с трагедий на незамысловатые фарсы. Уроки Скарамуша не пропали даром: Мольер убедился, что в комических ролях он вызывает бурный восторг у публики. В 1650-м Мольер возглавил труппу, а год спустя она перебралась в Прованс, подальше от эпицентра гражданской войны, вошедшей в историю под именем Фронды. Взвалив на себя заботы об обновлении репертуара, актер, режиссер и директор в одном лице вынужден был заняться еще и сочинительством. Сначала Мольер совершенствовал свое мастерство на фарсах-дивертисментах; потом успех первой комедии в стихах и в пяти актах «Шалый, или Все невпопад» привел к тому, что сам принц де Конти взял труппу Мольера под свое покровительство. Наступил 1658 год. Молье- ровский театр, слух о котором уже распространился по всей Франции, давал представления в Лионе, Гренобле и Руане. Это позволило сделать некоторые сбережения. Жану-Батисту исполнилось 36 лет, Мадлене Бежар, его первой помощнице, музе и талантливой трагической актрисе, соглашавшейся из любви и преданности даже на роли служанок в комедиях, – уже 40. Они поняли, что пришло время главного поступка в их жизни, – и вернулись в Париж.

 

Полную версию читайте в журнале Личности №33

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011