Личности 34/2011

Алексей Краевский

ЛОУРЕНС АРАВИЙСКИЙ: ПОСЛЕДНИЙ РЫЦАРЬ

Скромный археолог и легендарный разведчик, предводитель мятежных бедуинов и гроза турецкой армии, он оставался романтиком в эпоху танков, пулеметов, колючей проволоки и газовых атак. Томас Эдвард Лоуренс явился в мир закулисной дипломатии с рыцарскими представлениями о чести и долге… и тщетно взывал к совести циничных и беспринципных политиков. Неудивительно, что, выиграв войну в пустыне, в политике Лоуренс Аравийский оказался среди проигравших

Он появился на свет 16 августа 1888 года в Северном Уэльсе. Родители мальчика были довольно странной парой. Отец, ирландский помещик и баронет Томас Чапмен, влюбился в гувернантку Сару Лоуренс и сбежал с молодой пассией, бросив законную супругу, четырех дочерей и большую часть своего состояния. Взяв общую фамилию Лоуренс, Томас и Сара переезжали с места на место, пока не осели в Оксфорде. У беглой пары родились пять внебрачных сыновей; Томас Эдвард был вторым из них. В семье его называли Недом. Интересы маленького Лоуренса сформировались под влиянием набожной матери. Правда, Неда влекли не библейские сказания, а красочные рассказы о защитниках веры – доблестных рыцарях Круглого стола, хранителях Святого Грааля, бесстрашных крестоносцах. Лоуренс рос очень способным мальчиком, но особого рвения в учебе не проявлял: «Школа была бесполезным и отнимавшим много времени занятием, которое я ненавидел от всей души». Зато Нед самостоятельно штудировал книги о крестовых походах, колесил по окрестностям на велосипеде, исследуя средневековые замки и надгробья. В обычных мальчишеских забавах он не участвовал, выстраивая свой собственный, достаточно причудливый внутренний мир. Тяга к романтике и увлечение военной историей толкнули юного Лоуренса на первую авантюру: он убежал из дома и завербовался в артиллерийский полк. Увы, времена рыцарства давно минули: вместо славных подвигов юношу ждала армейская муштра и мрачная казарма. А через несколько месяцев Неда разыскал отец, уплативший военным 30 фунтов стерлингов неустойки и увезший сына домой. В 1907 году Лоуренс поступил в оксфордский Колледж Иисуса, где изучал классические языки, средневековую историю и археологию. Он был весьма эксцентричным студентом: ночью сидел за книгами, днем отсыпался, мог читать шесть книг одновременно, но игнорировал не интересовавшие его предметы и постоянно пропускал занятия. Отличаясь хрупким сложением, Нед старательно закалял свое тело: зимой нырял в прорубь, летом въезжал в гору на велосипеде, а с горы нес его на плечах. Отношения с противоположным полом у юноши не складывались. Казалось, между Недом и прекрасной половиной человечества выросла невидимая стена. О единственном романе Лоуренса известно со слов соседской девушки, за которой он пробовал ухаживать в двадцать один год.

Однажды, когда молодые люди остались вдвоем, Лоуренс взял девятнадцатилетнюю Дженни за руку и предложил стать его женой. Удивленная девица рассмеялась от неожиданности – до этого Нед никак не проявлял своих чувств. Услышав смех, юноша сильно смутился и с тех пор стал еще больше сторониться девушек. Впоследствии личная жизнь Лоуренса обрастет массой слухов и кривотолков. Кто-то считал знаменитого разведчика гомосексуалистом, другие – мазохистом, третьи утверждали, что он совершенно асексуален. Один из оксфордских профессоров был уверен, что в Лоуренсе возродился дух средневековых рыцарей-тамплиеров, отвергавших чувственную любовь и целенаправленно умерщвлявших плоть. Обучение в Оксфорде подходило к концу. «Влияние крестовых походов на средневековую военную архитектуру Европы», – такую тему Лоуренс выбрал для своей дипломной работы. На летних каникулах он уехал во Францию и путешествовал по стране на велосипеде, изучая и фотографируя рыцарские замки. Затем Нед вознамерился исследовать крепости, возведенные крестоносцами на Ближнем Востоке. И хотя знакомые отговаривали Лоуренса от опасной поездки, неисправимый романтик отправился в Сирию. В то время почти весь Ближний Восток находился под властью Османской империи. Турки не жаловали англичан,  и Лоуренсу пришлось запастись специальным правительственным разрешением. За три месяца он прошел пешком через всю Сирию, фотографировал руины средневековых замков, останавливался на ночлег в арабских деревнях, изучал местный язык, обычаи и нравы. Возвратившись в Оксфорд, Лоуренс блестяще защи- тил дипломную работу. А в 1911 году археолог Дэвид Хогарт предложил ему место ассистента на раскопках древнего города Каркемиш в долине реки Евфрат. В обязанности Лоуренса входило фотографирование находок, реставрация керамики и руководство наемными рабочими-арабами. Сле- дующие три года молодой человек посвятил раскопкам и изучению Востока, как древнего, так и современного. Он работал с известными археологами Леонардом Вулли и Флиндерсом Питри, исследовал Сирию, Месопотамию, Малую Азию, Египет. Лоуренс неплохо говорил по-арабски и легко находил общий язык с местными жителями. Нехватка денег не мешала – скорее наоборот. «Моя бедность, – вспоминал он, – позволила мне изучить те массы, от которых богатый путешественник отрезан своими деньгами и спутниками. Я окунулся в самую гущу масс, воспользовавшись проявлением ко мне их симпатий». Правда, из-за обостренного чувства справедливости молодой археолог часто попадал в переделки: то вступит в стычку с курдами, глушившими рыбу динамитом, и вынудит браконьеров прекратить «постыдное дело»; то одернет надменного немецкого инженера и заставит его извиниться перед избитым рабочим- арабом…

 

Полную версию читайте в журнале Личности №34

Полную версию материала читайте в журнале Личности №34/2011

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011