Личности 35/2011

Яна Дубинянская

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ЛАНДАУ

Он не любил своего имени: «Меня зовут Дау, я ненавижу, когда меня называют Львом Давидовичем». Скептически относился к собственной внешности: «У меня не телосложение, а теловычитание». Не признавал никаких авторитетов: «Жрец науки – это тот, кто жрет за счет науки». 

Игнорировал общественную мораль: «Брак – это печать на плохих вещах». Досадовал, что опоздал родиться: «Подобно тому как все хорошие девушки уже разобраны и замужем, так и все хорошие задачи уже решены». И так далее…

Он родился 9(22) января (ему нравилась эта дата – в один день с лордом Байроном) 1908 года в Баку, в хорошей, по всем объективным признакам, семье: отец, Давид Львович Ландау, инженер-нефтяник, до революции занимал высокие посты в The Black Sea and Caspian Sea Stock Company – главном поставщике нефти по России и за рубеж, и, естественно, был весьма состоятельным человеком. Женился он поздно, после сорока, да и то в результате родительского «заговора»: Давида послали в Швейцарию сопровождать кузину, потенциальную невесту, а та ехала с подругой… Подругу звали Люба Гаркави. Эта девушка «сделала себя сама»: родом из еврейского местечка под Могилевом, она с отличием окончила гимназию, заработала частными уроками на год обучения в Цюрихе, добилась вида на жительство в Петербурге (при тогдашней обязательной черте оседлости), где окончила два института: Еленинский повивальный и Женский медицинский. Работала акушеркой, начала строить научную карьеру… При этом мать Ландау была настоящей красавицей с большими жгуче-черными глазами, которые сын от нее унаследовал. После свадьбы с Давидом Ландау в 1905 году Любовь Вениаминовна переехала в Баку, где продолжала работать по специальности и заниматься наукой, даже когда родились дети – Соня и Лева. Всю жизнь эта женщина каждое утро обливалась ледяной водой; естественно, закаляла и детей. Сам Ландау вспоминал о ледяных обливаниях детства с ужасом. Ребенком он был хилым, упрямым и независимым. Мама любила рассказывать об одной из его детских истерик: Леве поставили было градусник, а когда сдались под напором возмущенных воплей и вынули, мальчик продолжал орать. «Но ведь градусник уже не стоит! – А я хочу, чтобы он и раньше не стоял!!!» «Маленький принц Лева», как его называли в гимназии, хватал тройки по сочинениям, но демонстрировал потрясающие способности к точным наукам («в двенадцать лет научился дифференцировать, в тринадцать – интегрировать», – вспоминал он). И был очень, очень несчастен. Через много лет он признается племяннице Майе, что подростком всерьез намеревался покончить с собой. Но вовремя прочел «Красное и черное» Стендаля и пришел к выводу, которым будет руководствоваться всю дальнейшую жизнь: человек способен сам выстроить свою судьбу. Человек обязан стремиться к счастью и быть счастливым! – и никак иначе. В годы гражданской войны Баку постоянно переходил из рук в руки, но специалист класса Ландау-отца был нужен любой власти. Лишь однажды он был арестован красными по подозрению в краже платиновых чаш из конторы нефтяной компании – жена отстояла его, прорвавшись на вокзале к самому Кирову.

После революции еврейскую гимназию, где учился Лева, закрыли. Год он просидел дома, а затем поступил вместе со старшей сестрой Соней в Бакинский экономический техникум: родители решили, что для института тринадцатилетний мальчик все же слишком юн. В Азербайджанский госуниверситет Ландау поступил в 1922-м (ему и тогда не давали на вид больше тринадцати), а через два года перевелся учиться в Ленинград. Студенческая жизнь в те времена была исключительно вольная: свободное посещение лекций, выбор семинарских занятий, а экзамены сдавались круглый год в произвольном порядке – достаточно было договориться с профессором. Ландау вспоминал, что сам он ходил в университет два раза в неделю – повидаться с друзьями и быть в курсе событий. Тут его уже называли только Дау. «Дау помню юношей с ужасно одухотворенным лицом, неприлично молодым», – вспоминал один из однокашников. В Ленинградском университете заметно выдвинулись вперед трое друзей-физиков, личности яркие и талантливые: Дау, Димус и Джонни, они же Три мушкетера, они же Джаз-банд, а по спискам – Лев Ландау, Дмитрий Иваненко, Георгий Гамов. Позже к ним примкнул четвертый, по кличке Аббат, «в миру» Матвей Бронштейн. Еще были знакомые джаз-девушки: их зачитывали стихами Гумилева, ради них же совершали дурачества и подвиги. Сочиняли сиквел к культовому «Месс-Менду» Мариэтты Шагинян – из жизни ленинградских физиков. Объявляли 1 апреля Днем теоретика, с соответствующим, далеко не всем понятным юмором. Эти юноши уверенно, из принципа, стремились стать знаменитыми («Такой молодой – и уже такой неизвестный?» – скажет как-то Ландау о младшем коллеге), имея к тому все объективные основания. Именно в те времена, еще иллюзорно-свободные, в молодых и дерзких умах, в ожесточеннейших спорах без намека на политес и почтение к авторитетам рождалась физика совершенно нового порядка. Термин «классическая» по отношению к «старой» физике возник именно тогда. Работы зарубежных коллег (практически ровесников!) – Дирака, Гейзенберга, Шредингера – изменили картину и философию мира. Увы, в будущем «мушкетерская» дружба даст трещину, распадется знаменитый Джаз-банд: скомпрометирует себя перед друзьями Димус Иваненко, не вернется из заграничной поездки Джонни Гамов, а наиболее трагичной станет судьба Аббата – Бронштейна, расстрелянного в тридцать седьмом. Но пока у них была молодость, интеллект и масса возможностей для роста в науке. В 1929 году молодой научный работник Лев Ландау по путевке Наркомпроса отправился на стажировку в Европу…

 

Полную версию читайте в журнале Личности №35

Гость
29 Мая 2019
Боттичелли был Очень известным при жизни. Он хорошо зарабатывал, получая самые лучшие заказы, дружил с семейством Медичи настолько, что часто жил у них во дворце, да Винчи называл его не иначе, как:» наш Ботичелли”, имел много друзей, в т ч и среди аристократов, которые считали его оч приятным человеком. Забвению его предали только в самом конце жизни

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 34/2011