Личности 35/2011

Яна Дубинянская

САНДРО БОТТИЧЕЛЛИ: В СОМНЕНИЯХ

Пожалуй, это самый странный художник эпохи Возрождения. Великой и радостной эпохи, титаны которой – Леонардо, Микеланджело, Рафаэль – шли к признанию и совершенству упрямо и целеустремленно, не сворачивая с избранного пути. Боттичелли – сомневался. Рисуя католических мадонн и античных богинь, пытаясь впитать неоплатонические идеалы эпохи и трепетно храня верность пошатнувшимся вчерашним ценностям, снова и снова воспроизводя черты давно умершей юной женщины и не будучи в состоянии хоть как-то обустроить собственную личную жизнь. Сомневался...

Его не слишком ценили при жизни и, собственно, при жизни же и забыли – чтобы вспомнить очень и очень нескоро, в конце ХІХ века, когда история искусства вышла на новый круг, и появились прерафаэлиты. Но все-таки вспомнили, и вспомнили именно его! – в чем и заключается одна из загадок боттичеллиевского творчества, зыбкого, странного, насквозь пронизанного сомнениями. Если к его гениальным современникам история традиционно обращается по именам, но фамилии все же хранит (Буонарроти, Санти… у незаконнорожденного да Винчи, впрочем, и не было фамилии как таковой), то фамилию этого художника и полное его имя не называют практически никогда. Если набраться дерзости и перевести, то мы зовем его фамильярным и достаточно обидным прозвищем: Сашка Бочонок. Но история и здесь парадоксально извернулась, облагородив и облагозвучив это имя цепочкой неизбежных ассоциаций: плавных линий, мягкого колорита, прекрасных фигур и лиц. Красиво же: Сандро Боттичелли. А звали его Алессандро ди Мариано Филипепи и родился он во Флоренции в 1445-м, а возможно, 1444 году – точной даты история не сохранила. Отец, Мариано, занимался кожевенным делом, и у него уже был взрослый сын Джованни (видимо, от первого брака), а через год или два после Сандро его мать, Эсмеральда, родила младшего сына – Симоне. Есть версия, что Бочонком (Боттичелло) звали старшего брата, а среднего – уже так, за компанию. Вообще же о детстве художника информации практически нет: ни достоверной, ни мемуарной, ни даже анекдотической. Самый известный биограф художников Ренессанса – Джорджо Вазари, не обделенный фантазией беллетриста, и тот в случае с Боттичелли достаточно краток и скуп на подробности. А первый документ, доказывающий существование этого человека, – не что иное, как… налоговая декларация, или же кадастр, который ежегодно заполняли граждане Флоренции. В 1458 году, описывая состав своей семьи и занятия ее членов, Мариано Фелипепи указал, что его тринадцатилетний сын Алессандро слаб здоровьем, однако учится читать и писать. Не исключено, что относительно здоровья сына он лукавил: Флорентийская республика требовала, чтобы все ее граждане (полноправный гражданский возраст начинался с четырнадцати лет) занимались полезным делом, тунеядство не поощрялось.

А Сандро явно не был расположен к семейному кожевенному ремеслу. Однако с профессией надо было срочно определяться, и подростка отдали в ученики к ювелиру по имени Антонио, его крестному (по другой версии – тоже старшему брату, но документально это не подтверждено; а согласно Вазари, которому традиционно не слишком доверяют, но широко цитируют, именно Антонио первым прозывался Боттичелло). Ювелирное дело – хорошая школа для рисовальщика, но с практической стороной работы у юного Сандро обстояло гораздо хуже, чем с эскизами. Через два года юноша окончательно понял, что эта профессия – не для него. На самом деле он хочет стать живописцем. Первый учитель Боттичелли, художник фра Филиппо Липпи – личность яркая и обаятельная. Еще в детстве, оставшись сиротой, он был отдан в кармелитский монастырь («фра» означает «брат»), где выучился живописи и достиг серьезных профессиональных высот. Уже пятидесятилетним он влюбился в молоденькую монахиню, позировавшую ему для образа Богородицы, добился ее взаимности, похитил и увез во Флоренцию. Козимо Медичи, фактическому правителю республики и большому меценату, пришлось приложить немало усилий, испрашивая у Папы разрешения на снятие с обоих обета монашества и заключение церковного брака. Вскоре у Липпи родился сын Филиппино – кстати, будущий художник и ученик Боттичелли. История не только романтичная, но и показательная: эпоха Возрождения разительно сместила нравственные акценты, и в новых координатах земная любовь оказалась ценнее и выше религиозных обетов. Флорентийская республика эпохи Возрождения представляла собой непрерывный политический эксперимент, перипетии которого самым прямым образом отражались в истории искусства, которому этот город дал больше громких имен, чем любой другой: от Данте и Боккаччо до Леонардо и Микеланджело. К середине XV столетия республикой Флоренция числилась лишь номинально, фактически же это была синьория, олигархия: политику города-государства определяло семейство банкиров Медичи, а во многом – синьор Козимо Медичи единолично. И это было не худшее для Флоренции время: Козимо добился мира с другими городами Тосканы, покровительствовал наукам и искусствам, щедро раздавал кредиты. С его смертью в 1464 году многое изменилось. Сын Козимо Медичи – Пьеро, по прозвищу Подагрик, придя к власти, первым делом начал скупать земли вокруг Флоренции, для чего отозвал отцовские кредиты: в городе пошли повальные разорения, начались волнения и заговоры. Многие художники, лишившись покровительства мецената, были вынуждены покинуть город. Уехал и фра Филиппо Липпи. Сандро Боттичелли устроился подмастерьем в мастерскую скульптора Андреа Вероккьо. Тот был старше Сандро всего на девять лет, и в его мастерской собирались молодые художники, споря об искусстве, выходившем на новый виток.

 

Полную версию читайте в журнале Личности №35

Гость
29 Мая 2019
Боттичелли был Очень известным при жизни. Он хорошо зарабатывал, получая самые лучшие заказы, дружил с семейством Медичи настолько, что часто жил у них во дворце, да Винчи называл его не иначе, как:» наш Ботичелли”, имел много друзей, в т ч и среди аристократов, которые считали его оч приятным человеком. Забвению его предали только в самом конце жизни

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 34/2011