Личности 35/2011

Денис Эртель

АННА КЛЕВСКАЯ: «ЖЕНА МОЯ, СЕСТРА МОЯ…»

Генрих VIII не церемонился с женами, от которых ему хотелось избавиться. Вопрос решался просто: казнь или (в лучшем случае) заточение в замке с не слишком здоровой атмосферой. А уж эта жена – некрасивая, нелюбимая и нежеланная, королю решительно была не нужна. Но ни плаха, ни тюрьма не были суждены Анне Клевской. Ее ждала совсем иная участь

История о том, как английский король Генрих VIII сначала одобрил кандидатуру Анны Клевской по портрету Ганса Гольбейна-младшего, а при встрече с невестой был страшно разочарован, многократно отражена в легендах, литературе и кинематографе. Обычно она иллюстрируется широко известным портретом, на котором изображена молодая женщина, одетая в роскошное красное с золотом платье, – довольно невзрачная, с узкими губами и сонными маленькими глазками, близко посаженными к слишком длинному носу. Первая мысль: ну, если этот портрет еще и приукрашен… Вторая: король был явно не избалован по части красивых дам. И то и другое неверно. В окружении стареющего короля хватало юных красавиц. Генриху при выборе невесты показали вовсе не этот портрет, – на нем Анна Клевская изображена в свадебном наряде по английской моде, то есть либо уже состояла в браке, либо он был делом решенным. И Гольбейн, судя по всему, тут своей модели польстить не стремился – на всех других портретах, и более ранних, и более поздних, она выглядит намного миловиднее. К художнику, кстати, король претензий не имел, тот продолжал работать при дворе, пока три года спустя не умер во время эпидемии чумы. Анна вовсе не была уродливой, просто она не понравилась королю. Будь невеста более дурна или более хороша собой, это вряд ли что-нибудь изменило: брак, выгодный по политическим мотивам, все равно был бы заключен. Но дело в том, что с осени 1539 года, когда был подписан брачный договор, до момента встречи будущих супругов благожелательное любопытство Генриха к незнакомой пока принцессе сменилось неприязнью. Однако сначала, пожалуй, следует сделать некоторое отступление. До Анны Клевской Генрих VIII был женат трижды. Первая жена, Екатерина Арагонская, она же испанская инфанта Каталина, сначала была выдана замуж за старшего брата Генриха, Артура, принца Уэльского. Помолвлена она была с ним с трехлетнего возраста, брак по доверенности заключили в августе 1499 го, а в Англию юная инфанта прибыла два года спустя. 14 ноября 1501 года в лондонском Соборе Святого Павла состоялось венчание. Екатерине шел 16-й год; муж был примерно на год моложе.

Через несколько месяцев он скончался. Брак консумирован не был – слабое здоровье помешало Артуру вступить в супружеские права. Екатерина осталась в Англии, и 11 июня 1509 года была обвенчана с Генрихом VIII. Жениху было 18 лет, невесте – почти 24. К тому времени она уже два года была наделена полномочиями испанского посла при английском дворе (первая женщина-посол в европейской истории!). От папы римского было получено разрешение на брак – согласно каноническому праву, Екатерина и Генрих считались родственниками, но невеста присягнула, что в первом замужестве осталась девственницей. Разумеется, о романтических чувствах речи не было – политическая целесообразность, и только она. А впрочем, хоть Генрих впоследствии и утверждал, что женился на Екатерине Арагонской исключительно по просьбе умирающего отца, супруги довольно долго жили вполне дружно. И дети на свет появлялись – и дочери, и сыновья, но все они, за исключением третьего их ребенка, Марии, умерли в раннем младенчестве. А королевству был нужен наследник трона. Генрих не хранил верности своей жене, да это и в обычае не было. К тому же смерти детей и собственные болезни рано состарили Екатерину, муж к ней охладел, а годы шли, и надежды, что ей удастся подарить мужу здорового сына, таяли.  В 1519 году Элизабет (Бесси) Блаунт, «девица, в пении, танце и во всех других родах проведения досуга превосходившая всех остальных», уже пять лет приближенная королем к своей особе, родила сына – Генри Фицроя. Генрих VIII его признал, растил как маленького принца и пожаловал мальчику обычно предназначавшиеся для королевских отпрысков титулы герцога Ричмонда и Сомерсета. Поговаривали, что отцом детей другой любовницы короля, Марии Болейн, рожденных ею в браке с Уильямом Кэри, тоже был Генрих. Монарх пришел к убеждению: совсем не его вина, что законного наследника все нет и нет, сам он вполне в силах им обзавестись. Не от этой жены, так от другой. А потом Генрих влюбился всерьез, и планы о разводе приобрели вполне конкретные очертания. Анна Болейн, младшая сестра Марии, возможно, была самой большой страстью этого любвеобильного правителя. Их отношения, от первой зафиксированной встречи до казни Анны, длились ни много ни мало 14 лет (с перерывом – на какое-то время Анна была отправлена в замок Хивер, затем ее вернули обратно). Биографы расходятся во мнениях, стала ли она любовницей короля задолго до вступления с ним в брак или годы и годы сопротивлялась его желаниям, оставаясь неприступной. Но не подлежит сомнению, что Анна намерена была стать королевой, и она ею стала. Процедура развода с Екатериной Арагонской растянулась на несколько лет. Она долго была ему преданной спутницей в и радости, и в горе, а испытаниями ее судьба не обделила. Екатерина оставалась регентом во время боевых походов Генриха, в 1513 году лично разработала большую часть плана обороны от шотландских лордов, вторгшихся на территорию Англии во время отсутствия мужа, – и одержала победу!

 

Полную версию читайте в журнале Личности №35

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 34/2011