Личности 36/2011

Михаил Дубинянский

АРИСТОТЕЛЬ ОНАССИС: ПОГОНЯ ЗА ТРИУМФОМ

13 июня 356 года до нашей эры в малоазийском городе Эфес пылал подожженный Геростратом храм Артемиды, считавшийся одним из чудес света. Жрецы-прорицатели, по словам Плутарха, «бегали по городу, били себя по лицу и кричали, что этот день породил горе и великое бедствие для Азии». В тот же день у царя Македонии Филиппа II родился сын, которому суждено было стать грозой Азии и самым знаменитым из воителей античного мира

Будущий миллиардер родился 15 января 1906 года в Смирне (ныне Измир), на территории Османской империи. Город был населен преимущественно греками, проживавшими в этих краях с античных времен. Отец Онассиса звался Сократом, мать – Пенелопой, старшая сестра – Артемидой, а единственного сына нарекли Аристотелем. Онассис-старший был преуспевающим табачным негоциантом, и семья жила богато. Детские и отроческие годы Аристотеля омрачила лишь ранняя смерть матери. В остальном он был типичным представителем золотой молодежи: развлекался в компании состоятельных сверстников, любил плавание и греблю, учился неохотно, зато уже в 15 лет закрутил роман с молодой преподавательницей французского. Казалось, Онассису-младшему уготовано безмятежное будущее: наследник отцовского бизнеса, почтенный житель родной Смирны. Но история рассудила иначе. После поражения в Первой мировой войне Османскую империю наводнили оккупанты, каждая из стран-завоевателей старалась разжиться территориями за счет страны побежденной. Местные власти лелеяли мечту о возрождении «Великой Эллады», и весной 1919 го в Смирне высадились греческие войска. Подобно другим горожанам, Онассисы восторженно приветствовали соотечественников. А через три года разразилась катастрофа. Турецкие националисты под предводительством генерала Мустафы Кемаля начали освободительную войну против интервентов. Они успешно теснили противника, и 9 сентября 1922 года заняли Смирну. Любой грек априори считался предателем и врагом новой Турции, а значит, подлежал уничтожению. Армия Кемаля подожгла христианские кварталы и занялась истреблением их жителей. Военный оркестр заглушал отчаянные крики жертв. В ходе чудовищной резни погибло 100 тысяч греков, еще 400 тысяч покинули родной город. «За исключением грязного турецкого квартала, Смирна прекратила свое существование. Проблема национальных меньшинств решена здесь раз и навсегда», – констатировали западные газеты. Шестнадцатилетний Аристотель очутился в эпицентре великой трагедии. Трое его дядьев и тетка погибли, отец был захвачен турками и ему грозила мучительная смерть.

В этой драматической ситуации юноша проявил хладнокровие и находчивость. Осознав, что деньги сейчас решают все, он использовал родительские сбережения, чтобы выкупить отца у турецких военных. Онассисы потеряли почти весь капитал, но уцелевшим членам семьи удалось выбраться из разрушенной Смирны и прибыть в Грецию. Историческая родина встретила их неласково. Афинские улицы кишели беженцами, страна переживала глубочайший кризис. Аристотелю стало ясно, что в Греции у него перспектив нет, и он решил искать счастья за океаном. Летом 1923 года молодой Онассис отправился в Буэнос-Айрес, к одному из дальних родственников. На дорогу с трудом удалось наскрести шестьдесят долларов, и будущий владелец морской империи был вынужден путешествовать в грязном трюме старого грузового парохода «Томазо ди Савойя». По прибытии в солнечную Аргентину юноша не чурался никакой работы: торговал фруктами вразнос, был гребцом, работал на стройке, мыл посуду в ресторане, продавал галстуки на улицах. Наконец, через год Онассис устроился техником в телефонную компанию. Здесь был хороший оклад, и к тому же широкие возможности для любовных приключений: в компании работали две сотни девушек. Деля свое время между служебными обязанностями и амурными утехами, молодой человек помаленьку копил деньги и подумывал о собственном бизнесе. «Трудно заработать только первые пять тысяч, потом все становится проще», – вспоминал впоследствии миллиардер. Первые тысячи пришли к нему с ароматным табачным дымом. Наблюдательный Онассис обратил внимание, что почти весь табак, употребляемый в Аргентине, производится в Бразилии или на Кубе. Турецкого и греческого табака – мягкого, идеального для сигарет – в Буэнос-Айресе не было. Он списался со своим отцом, и вскоре из Афин прибыла посылка с образцами лучших восточных табаков. Молодой человек принялся обходить сигаретные фабрики, настойчиво предлагая местным производителям заморский продукт, и от владельца одной из них заполучил крупный заказ. За первым заказом последовали другие, вскоре от клиентов не было отбоя. Посреднические пять процентов Аристотеля составили его начальный капитал. В 1925 году предприимчивый парень уволился из телефонной компании, открыв собственную табачную фабрику. Он работал, не покладая рук. Начинающему бизнесмену помогала не только завидная энергия, но и отсутствие моральных принципов. Он не брезговал контрабандой табака, махинациями со страховкой товара, беззастенчиво подделывал популярные марки аргентинских сигарет. Ходили даже слухи, что за несколько песо Онассис подкупил работников конкурирующих фабрик, и те согласились добавить в хозяйский товар зловонную субстанцию. Как бы то ни было, деньги текли к Аристотелю рекой. Очень скоро его состояние перевалило за 100 тысяч долларов. Успешный коммерсант поселился в лучшем отеле Буэнос-Айреса, стал завсегдатаем модных клубов, обзавелся «Роллс-Ройсом», шикарными любовницами, а главное – полезными связями.

 

Полную версию читайте в журнале Личности №36

Полную версию материала читайте в журнале Личности №36/2011

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 35/2011
№ 34/2011