Личности 36/2011

Элла Фурманская

ЧЕЛОВЕКОВЕДЕНИЕ ПО ЛОМБРОЗО

«…Как будто бы ясный свет озарил темную равнину до самого горизонта – я осознал, что проблема сущности и происхождения преступников была разрешена для меня», – писал Чезаре Ломброзо. Он считал это главным своим открытием и не подозревал, что долгие годы самоотверженного труда привели к неверным выводам

Аарон Ломброзо, состоятельный веронский торговец, принадлежал к древнему роду, многие представители которого были выдающимися талмудистами и раввинами. Сам Аарон занимался торговым бизнесом для поддержания семейного благосостояния и был приверженцем идеалов французской революции, добра и справедливости по убеждениям. В 1830 году он посватался к дочери богатых промышленников Зефире Леви. Давая согласие, девушка непременным условием поставила получение будущими детьми надлежащего образования. 6 ноября 1835 года в семье появился сын, названный Езикией Марко. Это было время, когда север Италии, уставший мириться с гнетом Австро-Венгерской империи, напоминал вечно кипящий котел. Ломброзо-старший чувствовал себя больше итальянцем, чем кем-либо иным, и в тех же взглядах воспитал своего сына. С ранних лет воображение Езикии тревожили мечты об объединении родной страны и рассказы о борцах за ее независимость. Мальчик был не по возрасту развит, ему хорошо давались языки – иврит, арабский, арамейский и даже китайский. Он был очень любознателен, однако программа обучения в гимназии строго регламентировалась орденом иезуитов и полностью соответствовала тезису императора Франца: «Мне нужны не образованные, а послушные подданные». Общие фразы Закона Божьего о природе и человеке не давали ответа на вопросы, бередящие юный ум, и подросток начал штудировать философские труды и медицинские трактаты. Наибольший интерес вызывала у него теория эволюции. В 16 лет Езикия опубликовал в веронском журнале свою первую работу на эту тему – рецензию на книгу некоего врача Марцоло. Примерно в это же время в руки юноши попал труд ученого из Прибалтики Карла Бурдаха «Учебник физиологии». Знакомство с этой книгой окрылило его. Оказывается, есть наука, которая занимается тем, что ему наиболее интересно! И, возможно, даст ответ, почему при однотипном физиологическом строении представителей всех рас и народов каждый человек индивидуален… Решение посвятить себя изучению антропологии привело Ломброзо в университет города Павии. Отдельно психиатрию и невропатологию в те годы еще не преподавали, но преподаватель Езикии Панница активно поддерживал его интерес к изучению нервной системы как основы поведения личности и к чтению трудов великих психиатров. Самостоятельно Ломброзо штудировал еще и этнолингвистику и социальную гигиену. Он оказался среди пионеров антропологии, что, с одной стороны, открывало огромный простор для научных изысканий; с другой – вело к неизбежным ошибкам.

Как бы ни была сильна страсть юноши к науке, она не смогла вытеснить мечты об объединении Италии. Наш герой был заподозрен в причастности к заговору против правительства и угодил за решетку. Полученный опыт был горек, но полезен: впервые внимание будущего ученого обратилось к криминалистике и судебной медицине. В 21 год Езикия окончил университет. Как австрийский подданный, он поехал сдавать экзамен на звание врача в Вену, где избрал темой докторской диссертации кретинизм. Чтобы меньше раздражать чиновников-антисемитов, Езикия Марко сменил имя и получил диплом как Чезаре (Цезара) Ломброзо. Следует заметить, что этические проблемы тогда волновали молодого ученого значительно меньше, чем борьба, которая велась в научной среде. Психиатры разделились на психиков, считавших болезни «души» в силу нематериальности предмета неизлечимыми, и соматиков, уверявших, что причины этих болезней коренятся в мозгу. К последним примкнул и Ломброзо, приняв сознательное решение отказаться от выгод практикующего врача и посвятить себя совсем неприбыльной науке. В 1859 году в медицинском журнале им был опубликован результат нескольких лет упорной работы по изучению больных – «Исследования по кретинизму в Ломбардии». Молодой ученый увлекся идеей поиска закономерностей в антропологических особенностях психически ненормальных и полноценных людей в пределах одной географической области. Исследования головного мозга умерших заключенных привели к новым вопросам: всегда ли человек, совершивший преступление, ненормален и насколько преступнику выгодно сказываться психом? И не является ли предрасположенность к преступлениям врожденной?.. В силу политических убеждений и свойств характера Чезаре никак не мог оставаться пассивным наблюдателем освободительного движения в Италии. В 1859 году он примкнул к итальянской армии, еще не зная, что революционные события, мешавшие его научной работе, поспособствуют переменам в академической сфере: в 28 лет Ломброзо получил должность профессора психиатрии университета Павии. Такой карьерный рост давал желанную возможность стажировок в лучших клиниках Вены, Турина и Парижа. Как следующий шаг в науку Ломброзо воспринял и назначение на пост директора клиники душевных заболеваний в городке Пезаро. Он полностью погрузился в «родную» стихию психиатрии. Первый монументальный труд получил название «Гений и помешательство». Дерзнув так эпатажно озаглавить работу, Ломброзо проявил себя отличным стратегом. К тому же он умел доступно излагать научные темы, что давало возможность значительно расширить аудиторию читателей.

 

Полную версию читайте в журнале Личности №36

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 35/2011
№ 34/2011