Личности 37/2011

Ирина Карпинос

ВИРТУОЗ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Вся эволюция венецианской живописи XVI века отразилась в творческой биографии Тициана. Великий художник прожил легендарно долгую жизнь – по наиболее достоверным данным, 99 лет – и до самого смертного часа не выпускал кисти из рук. Его творчество пришлось на пик могущества Светлейшей Республики Венеции и расцвет ее живописи и зодчества. Непревзойденный «алхимик» цвета и света оставил колоссальное художественное наследие – более обширное, чем у Леонардо, Рафаэля и Микеланджело, вместе взятых

В эпоху итальянского Возрождения искусство стремилось к утолению человеческой жажды гармонии с миром. Быть Человеком тогда значило быть Художником. Поэзия постепенно отмежевывалась от религии, светский театр – от мистерии, живопись, скульптура и архитектура – от ремесленного цеха. Художник по призванию и профессии становился средоточием абсолютного совершенства по высоте качества и широте охвата – живым единством универсальности и виртуозного мастерства. Венецианская живопись развивалась своим особым путем. Столица Светлейшей Республики менее Флоренции и Рима преклонялась перед античностью – здесь Возрождение имело другие истоки. Венеция издавна поддерживала тесные торговые связи с арабским Востоком и Византией, и ее культура вобрала в себя элементы византийского, романского и готического стилей. Из соединения Запада и Востока были сотканы ее уникальные по колориту ренессансные полотна. Во второй половине XV века наступило кратковременное «венецианское кватроченто», вскоре уступившее место искусству Высокого Возрождения. Влажный воздух венецианской лагуны был губителен для фресок, поэтому здесь раньше, чем где-либо в Италии, художники освоили технику станковой масляной живописи, изобретенную, по свидетельству Вазари, фламандцем Яном ван Эйком. Один из гигантов той эпохи, которого история знает под именем Тициана, родился в Пьеве ди Кадоре, городке-крепости в Доломитовых Альпах, в семье Грегорио и Лючии Вечеллио. Точная дата его рождения неизвестна (называются годы с 1477-го по 1490 й), поскольку архив приходской церкви, где крестили Тициано, был перевезен в другое место и, судя по всему, позднее сгорел. Если учесть, что первые самостоятельные картины художника датируются 1505 годом, более вероятно, что ему в это время было все-таки не 15 лет, а несколько больше. Сам художник в письме королю Испании, датированном 1 августа 1571 года, заявил, что ему уже 95 лет, но тут, возможно, он цифру округлил. В 90-х годах уходящего XV века Лючия и Грегорио Вечеллио отправили сыновей – старшего Франческо и младшего Тициано, в Венецию для обучения живописи. Лючия рано заметила у мальчиков склонность к рисованию, однако глава семьи считал, что сыновья должны продолжить традиции рода Вечеллио и избрать либо военную стезю, либо адвокатскую практику.

Тем не менее, слово супруги оказалось решающим, и братья-подростки отбыли учиться искусству. В знак сыновней любви и признательности Тициан несколько лет спустя написал портрет матери, которым, по выражению своего биографа Карло Ридольфи, «обессмертил ее образ». К сожалению, ныне следы картины утеряны, как это случилось и со многими другими ранними работами Тициана. В Венеции Франческо и Тициано попали в мастерскую известного мозаичиста Бастиано Дзуккато, работавшего в соборе Святого Марка. Марк Евангелист, чьи мощи с 828 года покоились в этом необычайной красоты пятикупольном храме, считался небесным покровителем Венеции. Юноши взбирались на леса и до изнеможения трудились под украшенными мозаикой сводами собора. Спустя полвека там же появится грандиозная мозаичная композиция «Апофеоз святого Марка», созданная по картону Тициана. Дзуккато водил братьев Вечеллио в мастерские художников, работавших для филантропических братств, называемых Scuola. В богатом братстве святого Иоанна Евангелиста он показал им два больших полотна Джентиле Беллини – «Процессия на площади Сан-Марко» и «Чудо святого Креста», после чего Тициано (в 1500 году) записался в ученики к Джентиле Беллини. Но однажды старый мастер резко, да еще при посторонних, выразил недовольство рисунком ученика, и самолюбивый Тициано тут же покинул учителя, чтобы перейти в мастерскую его еще более известного младшего брата Джованни Беллини. Мастерская Джамбеллино, как любя называли художника венецианцы, стала для Тициана великой школой. Пройдет время, и «спустившийся с гор» кадорец будет поражать собеседников эрудицией и самобытностью суждений. Лодовико Дольче, современник и биограф Тициана, писал, что тот был «великолепным, умным собеседником, умевшим судить обо всем на свете». Картины художника на мифологические темы свидетельствуют, насколько оригинально он интерпретировал некоторые воззрения итальянских неоплатоников и произведения латинских авторов, в особенности «Метаморфозы» Овидия. И это притом, что сам Тициан, в отличие от большинства своих образованных соотечественников и современников, латынью не владел, а почти все его письма написаны по его просьбе другими людьми. В начале XVI века Тициан познакомился с Джорджо Барбарелли да Кастельфранко. Для Джорджоне (прозвище, означающее «великий Джорджо») период ученичества был уже позади. Разница в годах между молодыми людьми оказалась небольшой, не исключено, что ее не было вообще (Джорджоне родился в 1476 или 1477 году). Не только живописец, но также поэт и музыкант, он оказал на Тициана большое влияние. Творчество Дзордзи, как его называли венецианцы, породило новое направление в живописи – джорджонизм, символизирующий поэзию, воплощенную в цвете. Однако там, где у Джорджоне была недоговоренность или загадка, у Тициана торжествовала победная, полная цвета и света, красота…

Полную версию читайте в журнале Личности №37

Полную версию материала читайте в журнале Личности №37/2011

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 38/2011
№ 36/2011
№ 35/2011
№ 34/2011