Личности 38/2011

Елена Попельницкая

ВАСИЛИЙ БАЖЕНОВ: ПОЭТ В «ЗАСТЫВШЕЙ МУЗЫКЕ»

Екатерина II правила властно и жестоко. В ее «шкалу ценностей» не вписывались неординарные личности, сломанные судьбы которых лишний раз подтверждают, что «нет пророка в своем отечестве». К таким принадлежал и архитектор Василий Баженов. По достоинству оцененный римской, флорентийской и болонской художественными академиями, на родине он встретил грубый диктат и пренебрежение

Василия Ивановича Баженова считают основоположником классицизма в российской архитектуре, мастером с яркой индивидуальностью. Рядом с его именем принято ставить эпитет «великий», хотя до споры о его наследии не прекращаются по сей день. Большинство задуманных Баженовым зданий существовало лишь в чертежах и рисунках, а многие из тех, что все-таки были возведены, дошли до нас перестроенными до неузнаваемости, поэтому авторство многих его работ вызывает сомнения. Иногда определяющим фактором в их атрибуции является т. н. «баженовский стиль», на который, как на последний аргумент, ссылаются исследователи его творчества. В каком году родился Баженов, точно не установлено: то ли в 1737-м, то ли в 1738-м. Его отец, дьякон церкви села Дольское под Малоярославцем, переехал в Москву и пел в хоре Предтеченской церкви в Кремле. Родители отдали Василия в певчие Страстного монастыря. Но мальчика не привлекала духовная карьера: он любил зарисовывать старинные московские здания и монастырские надгробия. «...Я родился уже художником... – писал Баженов. – Отец мой, бедный человек, не имел понятия о срочности моей, а хоть и примечал во мне, только у него денег не было отдать меня куда-нибудь учиться. Рисовать я учился на песке, на бумаге, на стенах и на всяком таком месте, где я находил за способ (...) по зимам из снегу делывал палаты и статуи, чтобы и теперь я желал то видеть». В пятнадцать лет он нашел себе преподавателя – бедного живописца, согласившегося учить его даром. В 1753-1754 годах Василий и его учитель работали на строительстве Головинского дворца в подмосковном селе Лефортово, расписывая печи «под мрамор». Способного юношу заметил главный архитектор Москвы князь Дмитрий Ухтомский и помог поступить в «художественные классы» гимназии при Московском университете, открытом в 1755 году. В январе 1756 года попечитель университета Иван Шувалов вызвал в Петербург лучших гимназистов для поступления в создаваемую Академию художеств. Ожидая ее открытия, Баженов времени зря не терял – работал на строительстве Николаевского морского собора у одного из лучших столичных архитекторов Саввы Чевакинского, ученика Растрелли. В Академии Баженова обучали талантливые зодчие Александр Кокоринов и Жан-Батист Валлен-Деламот. «Архитектурные классы» он закончил всего за три года и с отличием – большой золотой медалью.

Первому выпускнику Академии был присвоен чин прапорщика и пожаловано личное дворянство. В 1760 году Баженов был направлен стажером во Францию и поступил в парижскую Академию искусств в класс Шарля де Вальи – придворного архитектора Людовика XV. Тогда же Василий увлекся изготовлением деревянных моделей, передающих в миниатюре все детали известных зданий. Впервые увидел Баженов и архитектурные новинки – входившие в моду здания строгого классического стиля. Лишь одно омрачало его жизнь в столице Франции: стипендию высылали нерегулярно, поэтому приходилось жить в беднейших парижских кварталах, во многом себе отказывая. Через полтора года, когда истек срок обучения, Баженов сам явился на квалификационный экзамен (для студентов-иностранцев это было не обязательным) и представил свои модели, рисунки, чертежи и офорты. Профессора Академии выдали выпускнику диплом, но без заслуженной золотой медали, которая полагалась лишь студентам католического вероисповедания. Узнав об успехах питомца, петербургская Академия присвоила Баженову звание адъюнкта, повысила жалование и направила учиться в Италию. В 1762–1764 годах он побывал во Флоренции, Тоскане, Парме, Венеции, Генуе и Болонье. За годы учебы молодой архитектор усовершенствовал технику черчения, научился строить сложные перспективы, продолжал рисовать и гравировать, изготавливал модели Римская Академия Святого Луки за проекты, представленные Василием на публичный экзамен, наградила его дипломом академика с правом занимать профессорскую кафедру. Флорентийская и Болонская Клементийская академии избрали Баженова академиком. Василий спешил на родину, однако там его ожидал не тот радушный прием, на который он имел основания рассчитывать. От члена трех итальянских академий потребовали подробный отчет о расходовании его стипендии, а также возмещения расходов на изготовление форменного мундира и шпаги. Возмущенный Баженов ответил требованием погасить существовавшую задолженность по выплате стипендии. Тогда его, единственного из всех стипендиатов, заставили на практике подтвердить, что европейские дипломы получены им заслуженно, – поручили создать проект дворцово-паркового ансамбля в Екатерингофе. Архитектор с честью справился с задачей, снабдив свои чертежи подробными комментариями. Творчески переосмыслив предложенную концепцию, Баженов изменил план проектируемого дворца с прямоугольника на «классический» овал. Немало внимания зодчий уделил декору зданий, предложив над портиком воздвигнуть статую Славы на колеснице, символизирующей дела Российской империи. Василий Баженов проявил себя как художник и скульптор с европейским вкусом и рациональный строитель, умело использующий преимущества ландшафта.

Другие номера издания «Личности»

№ 40/2011
№ 39/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011
№ 34/2011