Личности 40/2011

Мальвина Воронова

ИОСИФ СТАЛИН: СУДЬБА ЭПОХИ ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ОДИНОЧЕСТВО ВЛАСТИ

В своей эпохе Сталин объединил идею Маркса, полагавшего, что человека созидает его среда, с приемами Ивана Грозного, убежденного, что смерть – метод Творца. Так состоялся исторический парадокс: одна из самых жестоких форм власти породила одну из самых светлых общностей – советский народ

Он был немолод и не очень красив: низкорослый, сухой, с малоподвижной левой рукой – следствие давней травмы, – с лицом, испещренным оспинами, и колким взглядом, выдающим жесткий характер. В Иосифе Джугашвили не было ни статности, ни мужественности, ни величия его будущих плакатных двойников. Однако, судя по всему, юная Надя Аллилуева искренне полюбила его таким, каким он был. Их переписка, хорошо отражающая сдержанность обоих, открывает между строк неожиданно теплое пространство взаимности. Посылает ли Сталин с юга лимоны или сообщает о своем здоровье, пишет ли Надежда о своей учебе или о детях, Васе и Светлане, поверх слов читается их потребность друг в друге. В 1929 году их браку десять лет. Одно из писем Надя пылко заканчивает: «Целую тебя крепко, как ты меня поцеловал на прощанье…» В эту пору она по-девичьи ревнует мужа к «молодым интересным женщинам» и шлет «глупые письма», а Сталин по-юношески легко называет ее «Таточка» и «Татька», запальчиво оправдываясь, что он «никуда (абсолютно никуда!) не ездил». В белоснежном междустрочье ее посланий – ревность и любовь. В сжатом ритме его записок – попытка спастись от одиночества: «Очень скучаю… Сижу дома один, как сыч… Не задерживайся долго, приезжай поскорее». Дочь профессиональных революционеров, Ольги и Сергея Аллилуевых, Надя – ровесница революционного движения. Ей было два года, когда в 1903-м ее будущий муж познакомился с ее отцом в Баку. В 1904 м Сталин женился на Екатерине Сванидзе, но уже в 1907 году овдовел: Като скоропостижно скончалась от тифа, когда их сыну Якову было всего несколько месяцев. Ей принадлежали первенство в его личной биографии и, надо думать, юность любви, но Надежде будут отданы главенство в ней и зрелость чувств. Зимой 1912-го из очередной ссылки Джугашвили приезжает в Петербург, на квартиру к Аллилуевым, где его ждут и любят как друга. Искрясь радостью встречи, он зовет детей прокатиться на извозчике по заснеженному городу. А через пять лет, вернувшись из-за полярного круга похудевшим и осунувшимся, вновь придет в эту семью, чтобы остаться в ней навсегда. В 1918-м Надежда и Иосиф Джугашвили соединят свои судьбы, сначала интимно, а затем – официально, зарегистрировав брак в 1919-м в Москве.

Разница между ними в возрасте – 22 года. Жизнь Нади Аллилуевой со Сталиным была непростой. Ей приходилось мириться с тем, что в нескольких шагах от их супружеской спальни живет старший сын ее мужа – Яков, приехавший из Грузии. Занятость Сталина политическими и государственными делами отдаляла их друг от друга, продолжительные кавказские застолья, которые он любил, не оставляли возможности побыть вдвоем. В основании Надиной трагедии – ее любовь и одиночество в ней, ее личный проигрыш сопернице – Власти. Уехав из Москвы в 1926-м году, Надежда бросит Сталину в телефонную трубку: «Зачем тебе ехать, это будет слишком дорого стоить государству! Я приеду сама». И тем самым выкажет основную причину своего ухода: Государство все больше подменяло Иосифу Сталину Жизнь. Анализируя много лет спустя поведение героя «идеологически верного» романа А.Д. Коптяевой «Иван Иванович», который был недостаточно внимателен к жене, Иосиф Виссарионович скажет не столько о нем, сколько о себе: «Он большой человек, у него своя большая работа. Он ей говорит: “Мне некогда”. Он относится к ней не как к человеку и товарищу, а только как к украшению жизни… Так бывает…» Именно так было у него самого – с той только разницей, что Надежда все-таки была чем-то более значительным, нежели украшение, и ушла не из семьи, а из жизни. Это произошло в ночь с 8-го на 9-е ноября 1932 года. Уйдя после ссоры со Сталиным с банкета по случаю празднования годовщины Революции, уже дома она застрелилась из маленького «вальтера». Подробности размолвки, которые так любят смаковать современные биографы, в сущности, не имеют особого значения. Бросал ли Сталин апельсиновые корки ей в тарелку или в лицо, кричал «эй, ты» цинично или как обычно – по-домашнему шутливо, это все неважно, поскольку было лишь поводом. Те, кто прямо или косвенно обвиняют его в убийстве жены, склонны к дешевому мелодраматизму. Это выглядело бы эффектно и картинно: Сталин-Калигула кровожадно убивает свою супругу. Но жизнь создает куда более утонченные, а посему и более драматичные сюжеты. В начале тридцатых годов Надя страдает физически и духовно. У нее прогрессирует окостенение черепных швов, что сопровождается сильными головными болями, психической неустойчивостью и апатией. Ее состояние усугубляет ранний климакс, а разница в возрасте (Сталину – 53, ей – 31) еще больше расширяет образовавшуюся пропасть между их жизнями. Иосиф Сталин в это время устремлен в азартное и безличное строительство Государства, а Надежда нуждается в обычном человеческом общении и тепле. Борису Бажанову, секретарю Генсека, запомнилось, что подруг у нее не было, а мужчины подходить боялись, – вокруг нее была «пустота». Отчаяние, в которое пришел Иосиф Сталин после смерти жены, впоследствии объяснили «политическим» содержанием предсмертного письма, которое якобы оставила Надя. Но в политические мотивы самоубийства так же трудно поверить, как и в то, что такое письмо вообще существовало.

Другие номера издания «Личности»

№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011
№ 34/2011