Личности 40/2011

Инга Долганова

ДЖУЗЕППЕ ВЕРДИ: СИЛА СУДЬБЫ

«Национальная слава Италии», «маэстро итальянской революции», «музыкальный властитель Европы» – подобные оценки его личности и творческой деятельности вовсе не кажутся преувеличением. Выразительность и благородство мелодий, самобытность и колоритность оркестровки его произведений покоряют силой и простотой, смелостью приемов, которые никто из современников не рисковал повторить, настолько они были «авторскими». Но восхождение Верди к вершинам славы было отнюдь не легким…

Небольшой деревеньке Ле Ронколе, что в округе Буссетто, затерялась в глуши, но укрыться от бурных событий европейской истории начала ХІХ века ей не удалось. Сюда, как и в самые отдаленные уголки Италии, доходили зловещие слухи о разгроме непобедимой французской армии под Москвой. Для итальянских крестьян интерес к этим событиям был не праздный – в рядах наполеоновских войск сражалось немало их земляков. Проходя через Ле Ронколе, они останавливались в местном трактире. Его хозяину повезло: Карло Верди унаследовал заведение от отца, и ему не нужно было, как другим, искать счастья на чужбине. К тому же уже несколько лет трактирщик был счастливо женат. В октябре 1813 года у Карло Верди и Луиджи Уттини родился долгожданный первенец, которого назвали Джузеппе Фортунино Франческо. Мальчик рос замкнутым, молчаливым. Со сверстниками общался мало, тем более что и времени не было – приходилось помогать по хозяйству. Рождение сестры Джузеппины не добавило радости в трудные будни семьи: девочка страдала слабоумием. Вряд ли у поглощенных повседневными заботами родителей было время и желание разобраться в сложном характере сына, и наверняка за упрямство и неуступчивость Джузеппе не раз доставалось. И все же им хватило душевной тонкости, чтобы с пониманием отнестись к его увлечению. Страсть юного Верди к музыке была очевидной, как несомненны были и его музыкальные успехи. Все время он готов был проводить у церковного органиста Пьетро Байстрокки. Родители, несколько встревоженные одержимостью мальчика, все же выделили из семейного бюджета деньги на покупку старенького спинета. Под бурным напором восьмилетнего музыканта инструмент быстро пришел в негодность, а починивший его мастер неведомо для себя вошел в историю благодаря приклеенной внутри спинета записке: «Мною, Стефано Кавалетти, были заново изготовлены и обтянуты кожей молоточки этого инструмента, и педаль я тоже починил бесплатно, видя добрые намерения юного Джузеппе Верди научиться играть на этом инструменте. Этого мне вполне достаточно вместо денег. Год от рождества Христова 1821». С первым своим инструментом Верди не расставался до конца жизни. Каким бы музыкальным народом ни были итальянцы, маловероятно, чтобы в местном храме или, тем более, деревенском трактире Карло Верди звучала «высокая» классика.

Впрочем, кто знает? Ведь позднее и мелодии опер Джузеппе Верди будут распевать на улицах как народные песни. Но до этого было еще далеко – так далеко, что ни сам Джузеппе, ни его вполне прагматичные, хоть и не чуждые благородным порывам родители, думая о будущем сына, не могли мечтать о чем-то большем, чем о месте органиста в Ле Ронколе или должности священника в деревенской церквушке. Между тем, серьезнейшие перемены в жизни будущего композитора были уже не за горами. В возрасте 9-10 лет, получив начальное образование, сельские дети начинали работать. Но что делать с Джузеппе? Карло Верди обратился за советом к человеку сведущему, с которым ему случалось общаться по вопросам закупок. Антонио Барецци, торговец из расположенного в шести километрах от Ле Ронколе городка Буссето, был известным любителем музыки, а потому сразу оценил редкую одаренность сына трактирщика. Не без его влияния Верди-старший принимает решение отправить своего отпрыска учиться дальше. Так осенью 1823 года десятилетний Джузеппе начинает самостоятельную жизнь в Буссето. За жилье и питание надо было платить. Денег не хватало, поэтому каждое воскресенье и в праздничные дни маленький музыкант отправлялся в родное селенье, где подрабатывал в церкви органистом вместо своего первого учителя, к тому времени умершего. Постоянная нужда, которую будущий композитор испытывал в юные годы, привела к появлению у него настойчивого желания разбогатеть, занять достойное место в обществе. Если не считать бедности, в городе Джузеппе жилось неплохо. Учился он прилежно, хоть и без огонька. Впрочем, равнодушие к школьным предметам компенсировалось не менее сильным, чем прежде, увлечением музыкальными занятиями, что радовало его покровителя. Вскоре Антонио Барецци поручил талантливого подростка заботам композитора, органиста и директора местной музыкальной школы Фернандо Провези. Человек непростой, резковатый, с независимым, свободолюбивым нравом, маэстро неожиданно легко нашел общий язык с новым учеником. Под руководством опытного мастера Верди учится дирижировать филармоническим оркестром, изучает основы контрапункта. А вскоре рождаются его первые, пусть еще и несовершенные, самостоятельные произведения, в том числе, увертюра и кантата «Безумие Саула». Последующие годы только укрепили уверенность Барецци и Провези в незаурядном даровании Джузеппе. Когда шестнадцатилетнему музыканту отказывают в должности органиста одного из церковных приходов, они, стремясь поддержать юношу, организовывают музыкальное собрание, где Верди должен был показать свои опусы. В письме-приглашении маэстро характеризует их как творения «...того гения, который рождается сегодня и который очень скоро станет самым прекрасным украшением нашей родины». Такая дружеская поддержка, вероятно, много значила для молодого музыканта и впоследствии помогла ему перенести тяжелейшие удары судьбы.

Полную версию материала читайте в журнале Личности №40/2011

Другие номера издания «Личности»

№ 39/2011
№ 38/2011
№ 37/2011
№ 36/2011
№ 35/2011
№ 34/2011