Личности 41/2012

Валерия Шелест

МАЦУО БАСЁ: ЗА ПРЕДЕЛАМИ СЛОВ

Облетающий цвет сакуры, снегопад в горах, придорожный камень, ворон на ветке дерева, сбор урожая – поэты хайку умеют видеть красоту и черпать вдохновение в самых простых предметах, явлениях и событиях. Великий Басё, неприкаянный пилигрим, поднял искусство сочинения хайку до недосягаемых высот. И хотя в Японии понимать и писать трёхстишия умеет почти каждый, за три с лишним века, прошедшие со смерти Мастера, ни одному поэту так и не удалось к нему приблизиться

Жизнь и творчество Мацуо Басё пришлись на так называемый Эдоский период в истории японской литературы. То было время расцвета науки и искусств. Началось оно в 1603 году – с образования Токугавского сёгуната с резиденцией сёгуна в Эдо, а завершилось в шестидесятых годах XIX века, когда возродилась власть императоров, а культура Японии начала испытывать сильное европейское влияние. В Эдоский период всё большее распространение получало конфуцианство – оно стало основой, на которой зиждилась общественная мораль. Наивысшими добродетелями почитались безоговорочная преданность сюзерену, самопожертвование во имя его интересов, долг мести за господина и его наследников. Окончательно сформировался кодекс японских самураев – бусидо. Книгопечатание в Японии существовало с VIII века, но при Токугавском сёгунате стали применять подвижный шрифт, и чтение перестало быть прерогативой богатых людей. Одной из отличительных черт культуры того периода явилось многообразие литературных жанров. В прозе это канадзоси (рассказы развлекательного и нравоучительного характера) и укиёдзоси («записки о бренном мире», новеллы и повести бытового и эротического содержания). И, наконец, в поэзии к середине XVII века главенствующим стал жанр хайку. Собственно, хайку – не просто жанр. Это – явление, явление сугубо японское, имеющее специфическую сущность и представляющее серьёзную трудность для понимания европейцами, да и вообще всеми «неяпонцами». Согласно определению белорусского поэта и переводчика Мирослава Адамчика, «хайку состоит из трёх строк, но включает в себя весь окружающий мир и требует взамен лишь немного фантазии, внутренней свободы и воображения…» Хайку – нерифмованное трёхстишие, в котором традиционно 17 слогов. Но мировые языки очень разнятся средней длиной слов, что сильно усложняет задачу сохранить в переводе нужное количество слогов, не искажая при этом содержания, и потому современные переводчики всё чаще отходят от традиции. В XVII-XVIII веках, время наивысшего расцвета этого жанра, сочинение хайку было очень распространённым видом времяпрепровождения – хоть и утончённым, но обыденным. Поэтические состязания в написании трёхстиший имели место и в парадных комнатах богатых домов, и среди простолюдинов в самых отдалённых деревнях.

В чём же особенность хайку, в чём его уникальность? В способности выразить многое буквально в нескольких словах, порой – запечатлеть «картину мира» и внутреннее состояние автора в определенный момент. Вот почему хайку пишутся исключительно в настоящем времени – никогда в прошедшем или будущем. Также стихи обязательно привязаны к какому-либо времени года, но при этом автор его не называет, а обозначает при помощи киго – «сезонных слов»: «вишня в цвету» будет олицетворять, конечно же, весну, а «паутинка в воздухе» – осень… Лаконичность и «строгость» языка маленького стихотворения, его изысканная простота открывают огромный простор для воображения читателя, ведь хайку – это ни в коем случае не «рассказ». Это тонкий намёк, нежнейшее касание, едва уловимый аромат и лишь слегка обозначенный абрис, в котором можно увидеть и прочувствовать целый мир – для каждого свой. Поэт только предлагает палитру, краски читатель выбирает сам. И палитры богаче, чем у Мацуо Басё, нет ни у одного автора хайку. Возможно, он, нищий и бездомный, никогда не имевший семьи, затем и исходил за свою недолгую в общем-то жизнь «сто дорог», чтобы вобрать в себя как можно больше цветов, звуков и запахов, рассветов и закатов, зим и вёсен, росы на траве и птичьего пения… Он говорил: «Слова не должны отвлекать внимание на самих себя, потому что истина – за пределами слов». Принято считать, что Басё родился в 1644 году в небольшом городке-крепости Уэно (в то время – провинция Ига). Такие городки образовывались вокруг замков феодалов и населяли их в том числе и воины, защитники господина в случае опасности – боевые монахи и самураи. Отец будущего поэта также принадлежал к самурайскому роду – правда, совсем небогатому. С установлением Токугавой своей абсолютной власти феодальные распри в Японии утихли, и вчерашние ратники смогли предаться мирным занятиям. Так, отец Басё и его старший брат зарабатывали на жизнь уроками каллиграфии. Скорее всего, кто-то из них и научил маленького Басё читать и писать. В 10 лет его отдали в услужение к Тодо Ёситаде, сыну хозяина замка Уэно. Мальчишки были почти ровесниками и быстро подружились. Так что когда «молодой хозяин» начал учиться стихосложению, Басё – по своей ли воле или по принуждению, неизвестно, – составил ему компанию. Впрочем, тогда он, конечно же, ещё звался иначе. При рождении он получил имя Мацуо Кинзаку (в японской традиции имя ставится на второе место), затем – Мунэфуса (когда мальчик подрастал, «детское» имя менялось на «мужское»), а Басё – это литературный псевдоним, причём далеко не единственный, которым пользовался поэт.

Галина
19 Апреля 2017
Это иллюзия людей далеких от медицины, что Стражеско превзошел своего учителя и тестя Образцова.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 52/2012
№ 51/2012
№ 50/2012
№ 49/2012
№ 48/2012