Личности 41/2012

Владимир Пузий

РИЧАРД ЛЬВИНОЕ СЕРДЦЕ: «НЕСРАВНЕННЫЙ КОРОЛЬ»

Вальтер Скотт сделал Ричарда современником Робина Гуда. Многочисленные фильмы изображают короля Львиное Сердце брюнетом. Современники рассказывали о его встречах с Саладином. Но рыжеволосый Ричард Плантагенет жил на пару веков раньше человека, который мог стать прообразом Робина Гуда, и никогда не видел великого Салах ад-Дина. Впрочем, и без того жизнь его была полна удивительных событий

Когда представляешь себе, сколько всего Ричард Львиное Сердце успел совершить, – оторопь берет. Этот человек стал величайшим военачальником своего времени, сражался против собственного отца, затем – на его стороне, захватил Кипр, воевал за Святую землю, оказался в плену у своего единоверца, сумел освободиться и нанести ответный удар по извечному врагу-соседу... И все это – за неполных сорок два года. Принц родился 8 сентября 1157 года, а уже в начале 1159-го его обручили с Дульчей, новорожденной дочерью графа Раймунда Беренгьера IV Барселонского. Отец Ричарда, Генрих II Плантагенет, первый английский король из этой династии, считал графа Раймунда своим возможным союзником и хотел заручиться его поддержкой. Ничего необычного в столь раннем обручении не было: в Средние века сыновья и дочери правителей были чем-то вроде «конвертируемой валюты». Ею расплачивались за верность, союзничество, – а порой «отдавали в рост», надеясь со временем на прибыль. Браки способствовали не только укреплению междинастических связей, но нередко – и приобретению новых территорий. У Генриха ІІ и Элеоноры Аквитанской отпрысков было немало, да и амбиции – нешуточные. В отличие от большинства своих сверстниц, будущая королева получила хорошее образование и выросла независимой, властной и решительной. Юго-запад Франции был центром куртуазной культуры, меккой трубадуров, и Элеонора оказывала покровительство поэтам. Она была старше Генриха на 11 лет и успела многое пережить. Первым ее супругом был французский король Людовик VII. Они обзавелись двумя дочерьми, вместе отправились во Второй крестовый поход... во время которого поссорились настолько серьезно, что королева потребовала развода и получила его. Всего через два месяца Элеонора вышла замуж за Генриха II. Генрих к 1152 году, впрочем, тоже не был неоперившимся юнцом. Он успел повоевать против захватчика английского трона Стефана Блуасского и успешно противостоял попыткам Людовика урвать часть его земель. Женитьба на бывшей супруге французского короля вряд ли улучшила отношение последнего к Генриху, однако теперь Генрих и Элеонора владели почти всей западной Францией, а уже в 1153 году лишившийся сына Стефан провозгласил Генриха своим наследником.

В течение следующих лет держава Генриха и Элеоноры неуклонно расширялась, и ко времени рождения Ричарда это было мощное и полное внутренних противоречий королевство. Какое же будущее ожидало их третьего сына? Английский престол он мог занять лишь в случае смерти старших братьев, но дети тогда умирали нередко: самый старший брат Ричарда скончался за год до его рождения. Так или иначе, грядущее рыжеволосому мальчику пока представлялось чем-то умозрительным, далеким. Он воспитывался в Аквитании, рос при дворе, где владение мечом и словом полагались одинаково ценными умениями. Ричард в совершенстве овладел и тем и другим. Довольно скоро он начал воспринимать себя как будущего правителя, а значит, рано или поздно ему предстояло вступить в извечную, смертельно опасную игру – борьбу за власть. В 1173 году Генрих II дважды созывал своих баронов, второй раз – на ассамблею в Лимож. Его сын, Генрих-младший, уже три года как коронованный в качестве престолонаследника, но по-прежнему не обладающий реальной властью, не согласился с решениями отца. Его не устраивало, что своему любимцу Иоанну Безземельному Генрих II намеревался передать три расположенных на континенте замка. Девятнадцатилетний Генрих-младший требовал, чтобы с ним считались, – раз уж короновали и его, и жену. Он успел хорошо изучить своего отца и понимал: добиться уступок будет непросто, а потому поспешил заручиться поддержкой тестя – короля Франции Людовика VII. Генрих, как это он обычно и делал, пообещал все уладить. Обещания он вообще давал легко – и с той же легкостью о них забывал. Оба Генриха отправились в замок Шинон, чтобы провести несколько дней за охотой и в беседах сгладить все острые моменты. Утром следующего дня обнаружилось, что сын сбежал. И король наконец-то понял, что возникшие неурядицы – лишь вершина айсберга, и что не зря граф Тулузский на лиможской ассамблее предупреждал его о кознях Элеоноры. В последние годы отношения с супругой и детьми у Генриха не ладились. Мрачной тенью легли на них ссора короля с архиепископом Кентерберийским Томасом Бекетом, а затем – его убийство рыцарями Генриха. Хотя король и утверждал, что это сделали не по его приказу, его все же полагали причастным к убийству, в том числе – и собственные сыновья. А ведь Бекет когда-то был их наставником. Имелись и другие причины для вражды. Генрих помирился с упомянутым выше графом Тулузским и, приняв от него ленную присягу, отказался от претензий на Тулузское графство. Элеонора издавна сама претендовала на Тулузу, и увидела в подобной уступке предательство со стороны супруга; она боялась, что со временем Генрих захочет подчинить Англии и Аквитанию. Это значительно ущемило бы в правах как королеву, так и Ричарда, чьим наследством, среди прочего, должна была стать и Аквитания.

Галина
19 Апреля 2017
Это иллюзия людей далеких от медицины, что Стражеско превзошел своего учителя и тестя Образцова.

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 52/2012
№ 51/2012
№ 50/2012
№ 49/2012
№ 48/2012