Личности 42/2012

Елена Бутакова

ВЕРА ЗАСУЛИЧ: ВО ВЛАСТИ ИДЕИ

Вторая половина XIX века ознаменовалась всплеском открытий и реформ во всех сферах. Поиск новых путей развития общества и государства вел к появлению новых политических теорий, революционных течений и организаций. Мечтатели и фанатики безоглядно бросались в революционное движение, но только самые преданные идее или самые фанатичные оставались в нем навсегда – как Вера Засулич

Вера Засулич появилась на свет 27 сентября (8 октября – по новому стилю) 1849 года в деревне Михайловка Смоленской губернии в обедневшей дворянской семье. Отца она лишилась в раннем детстве. Мать Веры натерпелась бед с пьющим мужем, но оставшись без него, оказалась в положении еще более тяжелом: на руках у нее было пятеро детей. Троих, в том числе и Веру, взяли на воспитание родственники. В 15 лет девочка поступила в один из московских частных пансионов, воспитанницы которого по выходе могли работать гувернантками или поступить на государственную службу. Отучившись там три года и овладев немецким и французским языками, Вера год проработала письмоводителем у мирового судьи в Серпухове. Однако не о такой судьбе она мечтала. Как многие экзальтированные ровесницы, окрыленные нигилистическими идеями, она стремилась вырваться из обывательской духоты. Ни один из двух наиболее возможных вариантов – состариться на службе или же выйти замуж за какого-нибудь приказчика (на большее она, бесприданница и не красавица, рассчитывать не могла) – ее не устраивал. Вера переехала в Петербург, где нашла то, что искала: даже воздух здесь был пропитан революционной романтикой. Тогда российская молодежь была увлечена модой на «хождение в народ». Расцвет «действенного народничества» пришелся на 70-е годы ХІХ века – один за другим стали появляться нелегальные кружки и общества; «Земля и воля» была самой крупной такой организацией. Девушка устроилась в одну из петербургских переплетных мастерских (еще одна дань моде). Работу в ней она совмещала с посещением кружка самообразования и бесплатным преподаванием в воскресной школе для рабочих. Ее комната была завалена книгами и журналами со статьями революционных авторов-современников – Чернышевского, Добролюбова, Писарева... Однако она не «зацикливалась» на теории – на лекциях и в кружках знакомилась с так называемой «прогрессивной молодежью» – студентами и курсистками, среди которых было немало народников. Там она свела знакомство с Сергеем Нечаевым, автором первой программы широкомасштабной террористической деятельности – «Катехизиса революционера». Представить, каким был Нечаев, нетрудно – для этого достаточно вспомнить Петра Верховенского, выведенного Достоевским в романе «Бесы», – циничного, жестокого и откровенно беспринципного.

Сам Нечаев был Вере Засулич глубоко антипатичен, его экстремистских идей она не разделяла, но именно из-за него, по иронии судьбы, и попала в тюрьму: ее арестовали за посредничество в переписке Нечаева с другими революционерами. Почти два года Вера провела в одиночном заключении сначала в Литовском замке, потом – в Петропавловской крепости. Причем больше года она даже не знала причины своего ареста. За тюрьмой последовала ссылка – сначала в Новгородскую губернию, затем в Тверь, в Костромскую губернию и, наконец, в Харьков, где Засулич училась на курсах акушерок. Тяготясь полицейским надзором, она перешла на нелегальное положение и уехала в Киев. Летом 1875 года Вера вступила в революционную организацию «Южные бунтари», имевшую несколько филиалов в Украине. Среди «бунтарей» она встретила и Льва Дейча, надолго ставшего ее гражданским мужем. Участникам группы Вера запомнилась физически крепкой девушкой, дружелюбной и скромной. Правда, скромность ее улетучивалась в полемических битвах: «Марфуша», как ласково прозвали ее «бунтари», свою речь сопровождала бурной жестикуляцией и «громкими выкриками». Основной пункт программы «землевольцев» состоял в уничтожении наиболее одиозных высокопоставленных лиц с целью дезорганизации государственной власти. Уже достаточно подготовленная на тот момент революционерка Вера Засулич внесла свою лепту в достижение этой цели. Ее образованность, способность нестандартно мыслить, умение логично и остроумно вести споры сочетались с поразительным безразличием к мелочам повседневной жизни. В то время она полностью игнорировала уход за собой и одевалась разве что не в рубище. Многие отмечали ее весьма оригинальный наряд – полотняный мешок с дырами для головы и рук, подпоясанный тонким поясом, и грубые башмаки, сделанные на заказ по ее собственному образцу. Распущенные волосы падали на спину. Но каким контрастом с подобным несуразным обликом звучал ее неожиданно заразительный смех, о котором вспоминали все ее знакомые! Как и другие «бунтари», Вера вела пропаганду среди крестьян, для чего они вместе с В.К. Дебагорием-Мокриевичем поселились под видом крестьянской семьи на юге Киевской губернии. Однако какое доверие могла внушить крестьянам эта молодая женщина, целыми днями погруженная в чтение и облаченная в столь странные одеяния? В составе «конных отрядов» она разъезжала по востоку Украины, агитируя крестьян подняться на восстание под лозунгом уравнительного передела земли. Тогда же, регулярно тренируясь, Вера научилась хорошо стрелять, что сыграло определенную роль впоследствии. Восстание народовольцам поднять не удалось, организация была разгромлена, и Засулич, скрываясь от полиции, опять уехала в Петербург. Здесь она устроилась в подпольную «Вольную русскую типографию», принадлежавшую «Земле и воле».

Другие номера издания «Личности»

№ 45/2012
№ 52/2012
№ 51/2012
№ 50/2012
№ 49/2012
№ 48/2012